Рейтинг@Mail.ru
Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

Дым отечества: ароматы, посвященные России

10 месяцев назад

Для презентации парфюмов Armani/Privé — Rouge Malachite и Vert Malachite (красный и зеленый малахит) — марка Giorgio Armani пригласила журналистов со всего мира и двух парфюмеров (Паскаля Горена и Фабриса Пеллегрена) в Санкт-Петербург, прогуляться по «Эрмитажу», где малахиту посвящены не только легендарные вазы, но и целые залы. И неспроста: в разговоре с парфюмерами выяснилось, что маэстро Армани собирает коллекцию природных минералов, почетное место в которой занимает как раз уральский малахит. Поэтому сначала для будущих ароматов придумали эффектные флаконы (зеленый — как аналог природного малахита, и красный — как аналог русской красоты, страсти), а уж потом поручили парфюмерам преобразовать идею камня в запах!

«Если присмотреться к структуре малахита, то можно увидеть на зеленом фоне белые вкрапления — именно это сочетание я и взял за основу аромата, выразив его нотами лилии и зеленой листвы», — говорит Фабрис Пеллегрен о Vert Malachite. «Это мой первый визит в Россию, — признается Паскаль Горен. — Ваша страна всегда ассоциировалась у меня с красным цветом. Кстати, символично, что русская революция 1917 года, основные события которой разворачивались здесь, в Петербурге, известна именно как красная революция. Это цвет не только любви, но и страсти, гнева, ярости, в общем, сильных эмоций. Вот это вот русское «как в последний раз» я и попытался выразить в аромате с помощью нот туберозы и розового перца».

Интересно, что красный цвет действительно присутствует в оформлении многих «русских» парфюмов (например, Eutopie №6, LM Parfums Unique Russia, A la Russe Rouge). «Общим местом», с парфюмерной точки зрения, стало наличие определенных нот, с которыми ассоциируется Россия: это почти обязательно кожа, береза, еловые иголки, смола, ладан, ваниль, сандал, амбра, мед, корица, кардамон и дым. То есть условный «русский» аромат будет скорее всего пряным, сладким, восточно-древесным. Устойчивы и главные источники вдохновения: сибирская зима, бескрайние леса, классический театр, царская Россия, православные храмы, пряники, ягоды, алкоголь и баня.

Если попробовать классифицировать парфюмы, посвященные нашей стране, можно условно выделить три категории: ароматы с названием Cuir de Russie, одеколоны à la Russe и ароматы по мотивам русской культуры и искусства.

На тему «русской кожи» (Cuir de Russie) высказывались, пожалуй, чаще всего. Под «русской кожей» имеют в виду юфть — прочный, толстый материал особой выделки, который использовали для изготовления армейских сапог в царской России. Передают этот аромат с помощью ноты березового дегтя. Самый известный образец — творение Chanel Cuir de Russie 1927 года, авторства великого Эрнеста Бо (его же «перу» принадлежит Chanel №5), который родился в Москве и служил в русской армии. На эту же тему размышляли Guerlain (в 1872 году), LT Piver (1939), Creed (1953), Mad et Len (2007).

Одеколоны a la Russe появились еще в 1840 году, когда Пьер-Франсуа Паскаль Герлен создал для русского царя Александра II одеколон Eau de Cologne Impériale Russe Guerlain с цитрусово-амбровым шлейфом. В этой категории засветились Santa Maria Novella с одеколоном Colonia Russa (1913 год), Van Cleef & Arpels с древесно-фужерным Tsar (1989), Institut Très Bien Cologne à la Russe (2004). Русским одеколон становится, если к его классической цитрусовой структуре добавить теплые базовые ноты.

Но поистине бескрайнее поле для фантазии парфюмеры находят в русской культуре. Штатный парфюмер Guerlain Тьерри Вассер посвящает ароматы Большому театру (Le Bolshoi, Traviata, Black Swan, Carmen) и Красной площади (Place Rouge), а самый плодовитый парфюмер нашего времени Франсис Куркджян вдохновляется крышей ГУМа (Maison Francis Kurkdjian Ciel de Gum). Новаторы Le Labo — «Анной Карениной» (Benjoin 19 Moscow), а концептуальные французы Jardins d’Écrivains — ее автором Львом Толстым (Le Jardin de Tolstoi). Профессор парфюмерии Роже Дав воспевает Дягилева (Roja Dove Diaghilev), мексиканский парфюмер Карлос Юбер — Пушкина (Arquiste Aleksandr), а аргентинский бренд Fueguia 1833 – Малевича и Циолковского (ароматы Suprematisme и Équation соответственно).

В общем, «дым отечества» сладок, приятен и коммерчески выгоден уже более полутора веков, и это, несомненно, повод для гордости.

Текст: Татьяна Королева
Фото: Ася Забавская 

Комментарии к статье

Добавить комментарий