Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

О плюсах материнства после 30 замолвите слово

2 недели назад

Живя в крупном мегаполисе, в котором хрупкая женщина проектирует собственную ракету, где все больше становится женщин-предпринимателей в самых необычных сферах деятельности, где огромное количество дам делает головокружительную карьеру, начиная с самых низших ее ступеней, странно слышать от них же, что «родить надо успеть до тридцати, а то часики-то тикают». 

Считается, что чем раньше ты родишь с точки зрения физиологии, тем лучше. Вы не хуже меня знаете, ко скольким годам девочка уже обычно «созрела». Так что, собственно, будильник звенит еще в школе. И время уже безнадежно упущено. А что? Самая, что ни на есть, максимальная природная готовность к продолжению рода, здоровей не станешь никогда. Природой, мать ее, эволюцией так и задумано, вероятно, что если ты уже будешь способна размышлять о том, что это испортит фигуру и зарубит на корню карьеру, никогда не родишь, и опустеет без тебя земля. 

Однако же общество бдительно вступает тут с инстинктами в непримиримую борьбу и говорит: нет, лет десять у девушки в запасе еще есть. Ну, пятнадцать – самый максимум, дальше только вечная мерзлота. Потому что в пубертате сложно ребенка взрастить и уму-разуму научить.

Поэтому, за это время, надо все подвернувшиеся под руку учебные заведения закончить, на работу быстрой ланью устроиться, карьеру худо-бедно стартовать, мужчину подходящего окольцевать и с той же ночи понести. 

И девушка, прямо с самого начала этой программы-максимум, начинает беспокоиться. А вдруг с образованием в ближайшем ареале не сложится. А вдруг лань тяжелая на подъем окажется. А вдруг карьера от другого лесного оленя будет зависеть. Что уже говорить про свободного от всевозможных украшений на безымянном пальце мужчину и немедленной готовности к зачатию. 

Поэтому первое, о чем она с изменившимся лицом и ужасом в глазах начинает говорить, – что ей через полгода тридцать, а она не успела самого главного. Ну мало ли. То мир животных на работе долго агрессивен был к молодой, но образованной особи. То мужчина подавал большие олимпийские надежды, но внезапно отказался быть немедленно готовым к зачатию, то еще какая-нибудь санкция незапланированная. И тогда – шеф, все пропало, уж полночь, а ребенка все нет.

Когда начинаешь логично сомневаться в спешке и напоминаешь даме, что небезызвестная Дженет Джексон родила первенца в пятьдесят лет, то на это следует картинное закатывание глаз и комментарий – ну, там же столько денег.

Столько денег, видимо, что с ними никаких проблем со здоровьем и прочих жизненных выкрутасов уже быть не может. Однако, если не брать панику с истерикой, глубоко посаженной обществом в головы подрастающего женского поколения, жесткие ранние рамки деторождения если и имеют некий очень относительный (!) бонус легкого вынашивания и родоразрешения, то на этом преимущества срочного рождения «до тридцати» могут и заканчиваться. Потому что зрелая женщина уже может позволить себе вести себя гораздо свободнее, читай – счастливее, что для подрастающего поколения однозначно гораздо более важно способности сдать нормы ГТО.

Судите сами:

1) К тридцати и сорока годам, давайте лихо сдвинем рамки в сторону Дженет, женщина обычно намного более осознана, чем в двадцать пять. То есть, если она понимает, что хочет ребенка, то это чаще всего (хочется думать) означает, то, что она хочет ребенка. А не стремится угодить общественному мнению, реализовать семейные установки типа «нормальная женщина не может быть счастливой без ребенка» или «без детей ты ноль без палочки». Это также значит, что ей не нужно повышать самооценку и соответствовать своему же идеалу, родив малыша, чтобы не выглядеть хуже других.

2) К этому возрасту ребенок намного меньше может выступать манипуляцией, чтобы заставить мужчину жениться и тем самым, возможно, упрочить материальное состояние женщины. Или, например, чтобы старшее поколение, безутешно ожидающее внуков, наконец-то одобрило непокорную дочь (читай – ребенок с рождения может быть свободен от выполнения определенных функций, чаще всего непосильных).

3) К тридцати и сорока годам женщина часто уже умеет, не дрогнув бровью переносить одиночество, чтобы не паниковать от отсутствия гипотетического «подносителя воды». Чаще всего, конечно, этому помогает тренинги личностного роста, психотерапия, чтение соответствующей литературы, хобби и другие интересные занятия. Несправедливую пожизненную задачу спасения от одиночества ребенок тоже в данном случае решать не обязан.

4) Опыт работы над собой к зрелым годам дает очень много плодов: психологическую устойчивость, неплохое понимание своих потребностей и способность принимать решения, выгодные самой женщине (а не ее матери/бабушке/педиатру), уметь соблюдать баланс между личными интересами и интересами ребенка, выдерживать аффективные состояния всех членов семьи и, в целом – выработать свою собственную линию воспитания, которая не будет калькой поведения бабушки или принципиальной позицией «я сделаю все наоборот», тоже ничего к адекватному положению вещей обычно не имеющей. Замечали ли вы, что, зарекаясь не поступать как мама, говорили ровно такие же слова собственному ребенку?

5) К зрелому возрасту женщина уже достаточно обеспечена финансово (что до определенного момента может являться зависимостью от других). БОльшая финансовая стабильность дает возможность организовать комфортные условия дородовых, родовых и послеродовых условий, оценивать предложения медицинского персонала как подходящие или нет, выбирать нужную программу родовспоможения, обеспечить себе необходимое количество современных полезных гаджетов и приспособлений, а также няню с первых дней жизни ребенка. Например, один из минусов «позднего рождения» является тяжелее переносимый, чем в молодости, недосып, а помощники, которые могут присмотреть за младенцем, пока мама отдыхает, будут очень кстати. Впрочем, помощники потребуются на любом этапе, чтобы у мамы сохранялись силы, и это огромный вклад в дело воспитания и сохранения физического и эмоционального здоровья всей семьи.

6) Если ребенок рожден ради него самого – для того, чтобы быть с ним, радоваться ему, помогать, учить, любить, а не потому, что кому-то было «надо успеть» или «кому-то доказать», это дает гораздо больше кайфа от общения с малышом и уменьшает или даже исключает переживания, что жизнь проходит мимо. Тем более, что после тридцати уже очень многие важные потребности реализованы (карьера, путешествия, решение жилищных проблем и т.п.). Потому интерес и удовольствие от ребенка, рожденного после тридцати, иногда даже трудно сравнить с тем, что испытывают совсем юные мамы. Безусловно, и те, и другие могут быть наполнены бесконечным счастьем от встречи со своим малышом, но возраст, как показывает практика, дает особые переживания, более широкие возможности и несколько другое отношение, поэтому «время за тридцать» давно пора реабилитировать.

Текст: Лада Лапина

Рейтинг@Mail.ru