1. Материнство
  2. Практикум

Автор книги «Детям о важном...», блогер Наталья Ремиш: «Осознанное родительство – это умение не мыслить штампами»

Юлия Козолий
Юлия Козолий
06.02.2020

Три года назад Наталья Ремиш выпустила свою первую книгу «Детям о важном. Про Диму и других. Как говорить на сложные темы», а чуть позже по мотивам историй был снят мультфильм «Про Диму» – о встрече девочки Миры и особенного мальчика, не похожего на ее друзей. Идею поддержала пресса и звезды: маму в мультфильме озвучивает Ольга Шелест, а девочку Миру – Маша Вакуленко. За пару недель мультфильм набрал миллион просмотров.

Сейчас за проектом «Детям о важном» стоит слаженная команда, а у его основательницы – море планов на будущее. BeautyHack cпросил у Наташи, над чем она работает в данный момент, что подразумевает под словосочетанием «осознанное родительство» и какие книги советует читать мамам и папам.

Наталья, в своем блоге вы много пишете про осознанность. Как так получилось, что эта тема вдруг стала для всех нас такой важной? Нет ли в этом тренда или хайпа?

Как-то я выступала на форуме «Обнаженные сердца», и Наталья Водянова сказала о том, что для того, чтобы благотворительностью заинтересовались массы, она должна стать модной. Как человек, который много времени проработал в маркетинге, я понимаю, что тренды так и распространяются.

Сейчас действительно многие говорят о толерантности, осознанности и личных границах. Но нужно понимать, что разные люди подразумевают под этими понятиями что-то свое, а некоторые и вовсе не знают, что за всеми этими терминами стоит, и заведомо выступают против. Поэтому после общения с психологами я поняла, что у человека всегда нужно уточнять: «А что ты имеешь в виду, говоря об этом слове?»

В России сейчас бум на психологию. Он зародился благодаря Людмиле Владимировне Петрановской и Юлии Борисовне Гиппенрейтер. И это здорово! Мы поняли, что о своих проблемах можно говорить. Это больше не называется «выносить сор из избы», а подразумевает поиск поддержки и обмен мнениями и советами.

Вдруг стало возможным находить людей, которые думают так же, как и вы, и которые переживали такие же детские травмы, как и вы. Оказалось, что мы все очень похожи.

А еще многие из нас смогли позволить себе сфокусироваться на нематериальном. Например, люди, достигшие успеха в работе или бизнесе, имеющие устойчивое материальное положение, начали думать: «С деньгами все понятно. А дальше что?» И тогда они поняли, что вопрос базовых потребностей закрыт, а внутренняя дыра остается и, возможно, материальные блага – не самое главное в жизни. Так в нашей жизни и жизни наших детей появилось слово «осознанность».

Многие современные родители вышли в так называемый психологами «антисценарий»: «Я сделаю не так, как моя мама». Ведь, воспитывая своего ребенка, мы частично «подлечиваем» и себя. Это не потому что наши родители были монстрами, а потому что они выживали в тех условиях, у них не было знаний. А на нас вдруг свалился такой огромный объем информации. Но пока все это касается скорее матерей, так как в России в первую очередь приходится говорить о материнстве, а не об отцовстве. 

В Нидерландах с этим дела обстоят по-другому?

В вопросах родительства Нидерланды вообще впереди планеты всей. Одна из моих подруг, приехав к нам и видя отцов с переносками в городе, сказала: «Сколько же здесь геев». А это просто были папы на прогулке.

Есть очень много показательных моментов. Например, при разводе документально фиксируются все аспекты дальнейшего воспитания ребенка мамой и папой. Вплоть до того, что родители обязаны вместе присутствовать на школьных праздниках или дома у мамы и папы должны быть одинаковые мюсли, которые любит ребенок. Плюс в России до сих пор, когда мама куда-то идет, могут спросить: «А с кем дети?» Здесь такое просто сложно представить: понятно, что дети с папой.

Задача родителя – сформировать у ребенка психологическую устойчивость

А что для вас значит осознанность?

Для меня осознанность – это в первую очередь умение не мыслить штампами. Важно стремиться ставить под сомнение фразы, к которым мы все привыкли с детства, и задавать себе вопросы: «А почему так надо? А почему все должны быть одинаковыми? Что это значит конкретно для меня и для моей семьи?»

Меня часто спрашивают: «Что делать, если мы в семье считаем, что ребенок может иметь свое мнение и открыто его выражать? А бабушка с дедушкой так не думают». Я считаю, что нужно разделять эти истории. В их доме они главные, а значит, спорить и переубеждать их не стоит, но при этом важно оставаться при своем мнении.

Тогда вы не будете жить стереотипами, а сможете принимать решения, которые будут хороши именно для вас. 

Но ведь есть же школа со своими правилами…

Да, к системе образования много вопросов. Причем в любой стране: здесь, в Нидерландах, мой муж ходил на родительское собрание в школу к нашей средней дочери Лоле, где ему сказали, что у нее проблемы с калькулятором. Он уточнил: мыслит ли она логически, понимает математику, может вручную решить задачу по своей логике? На все вопросы был ответ: «Да, но она плохо работает с калькулятором». На что муж сказал: «Вы учите их математике или стучать по клавишам?» И получил ответ: «Если честно, на данный момент стучать по клавишам». И подобные истории можно услышать в любой стране.

Мы, в свою очередь, приняли решение говорить дочерям: «Да, к сожалению, это такая неидеальная система. Когда будут глобальные мировые изменения, мы не знаем, поэтому нам приходиться адаптироваться». Идеальную школу мы еще не нашли, но подстраиваемся под систему, сохраняя свою идентичность.

Другое дело – психологическая обстановка в коллективе и взаимоотношения с учителями. Здесь задача родителя – сформировать у ребенка психологическую устойчивость. Тогда во время конфликта он сможет отделить себя от того учителя, который ведет себя неправильно или даже агрессивно, и поймет, что это проблема учителя, а не его самого. Да, возможно, ребенок будет относиться к нему с меньшим уважением, но и это опять-таки проблема учителя. Если у ребенка есть внутренняя уверенность, а еще он знает, что за ним стоят родители, которые его поддержат, он значительно легче будет переживать все ситуации в школе. 

А как быть, если ребенок столкнулся с буллингом?

Главный совет, который дают все психологи: родители должны поддержать ребенка. Причем не важно, с какой стороны он оказался: над ним издеваются или он ведет себя агрессивно. Даже если он выступает агрессором, задача родителя сказать: «Это, конечно, все не годится, но давай вместе подумаем, что мы дальше будем с этим делать».

В осознанном родительстве важно, чтобы мы были на одной стороне с ребенком.

С детьми разобрались. А как в потоке дел родителю сохранять психологическую устойчивость, не срываться и не выходить из себя?

Когда хочется на кого-то наорать или поругаться, нужно брать паузу. Не повышать голос и кричать все громче и громче, чтобы вас услышали, а погрузиться в тишину и обдумать сказанное. А затем обсудить все без криков, которые все равно звучат у близких как надоедливый фон, его не воспринимают.

Еще один совет мне дал психолог: всегда идти гулять, если чувствуете эмоциональное напряжение. Когда это невозможно, всегда можно выйти в другую комнату или на кухню, попросить близких побыть наедине, включить детям мультики… Что угодно, лишь бы спасти свое психологическое состояние в данный момент. Таким образом вы буквально физически выходите из этой ситуации.

А еще я стараюсь улавливать раздражение на низком уровне, отслеживаю свое эмоциональное состояние, не закрываю глаза на ситуации, когда чувствую себя даже минимально некомфортно. И в этот момент спокойно, без претензий озвучиваю свою проблему близким, не молчу. Здесь главное – контролировать свой тон, взгляд, позу.

С совсем маленькими детьми сложнее, но есть всегда работающий прием: родитель просто садится на уровень ребенка и просит его внимательно послушать.

Можете выделить три книги, которые вы бы посоветовали каждому родителю?

Начну с книги «Невидимый мальчик» автора Труди Людвиг. Это история про то, как общество делает ребенка невидимым, игнорируя его и не замечая его талантов. Детям будет очень интересно!

Для родителей маленьких детей я бы посоветовала «30 миллионов слов» Даны Саскинд, в ней здорово объясняется, почему важно говорить с ребенком.

И еще две важные книги: «Эмоциональный интеллект ребенка», которая рассказывает об эмоциональном развитии человека, и «Воспитание сердцем», переворачивающая сознание в точке «хвалить нельзя ругать». Во второй книге автор объясняет, почему хвалить так же не полезно, как и ругать, и почему поощрять ребенка покупками не лучшая идея.

Сложные темы для родителей и для детей – совершенно разные

Наталья, а расскажите, чем вы занимаетесь сейчас. Какие проекты реализуете?

Я занимаюсь мультимедийным проектом для детей и родителей, который включает в себя развитие нескольких каналов: мы делаем мультсериал (уже вышло две серии «Про Диму» и «Побег», еще две будут готовы к середине марта), серию книг (три года назад опубликовали книгу «Детям о важном. Про Диму и других. Как говорить на сложные темы», вторую ждем в марте), а еще с этого года начинаем проводить офлайн-активности по всем регионам России: уроки для детей и семинары по осознанному родительству, которые будут организовывать волонтеры проекта при поддержке психологов. Собственно, все это сейчас и занимает мое время.

В своей первой книге «Детям о важном» вы говорили об отношении в обществе к детям с ограниченными возможностями, к людям другой национальности, о деньгах и дружбе. Мало кто до сих пор решается рассказывать об этом в детской литературе. Как вы придумываете сюжеты для мультфильмов и книг?

Что касается создания мультфильмов, то я выступаю продюсером этого проекта (то есть человеком, который ищет деньги у партнеров и спонсоров) и сама пишу сценарии. Собираю и обрабатываю большой объем информации, чтобы ориентироваться не только на свой опыт материнства, но и на людей с полярными мнениями. Тут в помощь приходят «мамские» паблики. Как это происходит: кто-то из команды размещает в паблике информацию вроде «Что делать, если ребенка ударили на площадке? Я думаю, нужно дать сдачи. А что посоветуете вы?» И начинается поток информации, которую мы потом сегментируем и обсуждаем с психологом, чтобы понять, в какую сторону выводить сценарий. Зачастую один такой «вброс» в паблик может дать идеи к 4-5 сценариям или темам для книги.

Затем к проекту подключаются режиссер и иногда сторонние эксперты. Например, мультфильм «Побег» мы обсуждали с организацией «Поиск пропавших детей».

За финальным результатом в виде 6 минут мультфильма или книги стоит огромный объем работы.

Сейчас у проекта «Детям о важном» есть четкие цели и стратегия. Но, насколько я понимаю, все это появилось не сразу и первую книгу вы создали буквально для себя и своей дочери Миры? 

На самом деле я и сейчас продолжаю рассказывать о темах, которые беспокоят меня в первую очередь. Например, в книге, которая выйдет в марте, один из текстов посвящен конфликтам между старшими и младшими детьми, для моей семьи это сейчас суперактуально. Также мы говорим о том, как говорить с ребенком о беременности, эту тему я также придумала, когда узнала, что у нас родится младшая дочь.  

Но да, начиналось все совсем прозаично. Я переехала в Амстердам и только вникала в аспекты родительства. Тогда я понимала, что с детьми надо читать книги, но литературы на русском языке у меня не было. Как результат, сама написала стихи для своего ребенка. Потом они начали обретать более глубокий смысл и трансформировались в книгу о девочке Мире.

Какие темы осознанного родительства для вас сейчас наиболее актуальны? О чем важно говорить с детьми?

На мой взгляд, тема отношений братьев и сестер очень важная. В ней много нюансов! В перспективе я хочу написать текст о приемных детях, так как в обществе существуют определенные «стигмы» на эту тему.

Как ни странно, еще одна важная история – о людях без определенного места жительства. Когда я сама стала об этом читать, узнала, что это не алкоголики и наркоманы, а зачастую люди, которые попали в сложную жизненную ситуацию.

Естественно, в будущей книге будет звучать тема осознанного потребления: от разделения мусора до покупок вещей.

На самом деле часто оказывается, что сложные темы для родителей и детей совершенно разные. Например, два года назад у меня умер папа. Я была в шоковом состоянии и не могла понять: как донести до 2-летней Миры, что ее любимого дедушки больше нет. Оказалось, для нее эта тема не сложная, так как в мире ребенка пока отсутствует концепция смерти.

А вот ситуация, когда она потеряла свою любимую игрушку-собаку, для нее действительно плачевная. Получается, что больше усилий мне приходится тратить именно на разговоры такого рода.

Поэтому основной посыл всего проекта заключается в том, что необходимо прислушиваться к детям и слышать то, что им важно. Многое из этого нам на первый взгляд может показаться ерундой.

 

Читайте также