Юлия Гиппенрейтер: «От компьютера никуда не деться, но у него нет эмоций, зато он вызывает их у ребенка. И вы тоже можете это делать»

21.07.2020

Сегодня дети проводят больше времени за компьютером, чем в общении со сверстниками, и, уходя в виртуальную реальность, лишаются очень важных моментов в жизни. О том, как исправить глобальную проблему родителей, в книге «О воспитании ребенка: беседы и ответы на вопросы»   рассказывает выдающийся советский и российский психолог Юлия Борисовна Гиппенрейтер.

avatar Юлия Гиппенрейтер

Юлия Гиппенрейтер

психолог, специалист по экспериментальной психологии, системной семейной психотерапии, нейро-лингвистическому программированию. Автор книг

Начать жить в виртуальном пространстве — опасность, перед которой стоит все человечество. Дети иногда погружаются в него больше, чем в реальную жизнь. И там, в виртуальном мире, они преодолевают препятствия не ногами и руками, а при помощи бегающих на экране фигурок, в общении не с живыми людьми, а с теми, кто скрывается под «никами».

Это опасно, но я думаю, что родители находят способ этого избежать: ограничивают пребывание в виртуальной реальности. Вам же приходится ребенка ограничивать, чтобы он не ел весь день одни конфеты или не пропадал по десять часов на улице, играя в футбол. Здесь речь идет о режиме и дисциплине.

Если есть такая проблема, то нужно принимать меры, но не крутые меры. 

Ограничивать — это значит не просто запрещать, а чем-то заменять. Поддержать его дружбу с другими ребятами, занять его чем-то интересным.

Вы никуда не денетесь от планшетов и компьютеров: это среда, в которой дети растут. Какое влияние оказывает наличие планшета или то, что ребенок с ним делает? Наверное, надо посмотреть, что он с ним делает, и включиться в этот процесс. Лучше всего вы можете помочь ребенку в развитии, если будете делать что-то вместе с ним. Вы будете брать на себя больше, а потом постепенно делегировать ему то, что он может выполнять сам. В итоге ребенок начнет все делать самостоятельно. По этому закону развивается все: способности, навыки, вкусы... 

Сейчас получается так, что некоторые родители, бабушки и дедушки не владеют современными технологиями. Компьютерная игра конкурирует с культурным запасом и навыками родителя, и родитель проигрывает. Ну, так не проигрывайте! Развивайтесь. Не компьютер виноват. Компьютер не обладает эмоциями — он вызывает эмоции у ребенка. Но вы тоже можете вызывать эмоции у ребенка. Погружайте его в хорошую классическую музыку, театр, живопись.

Здесь, правда, можно и переусердствовать. Моя дочка, когда у нее родился ребенок и ему был месяц, брала художественный альбом и раскрывала его перед лицом младенца. «Ты что делаешь?» — спрашиваю. — «Вкус у него развиваю». А в этом возрасте глаза у младенца еще даже не конвергируют, то есть оси двух глаз еще не сходятся.

Правда, музыку, наверное, он может услышать, слух уже работает. Композитор Сергей Прокофьев в своей автобиографии пишет, что буквально «родился в музыку», потому что, когда мама его ждала, она много играла на пианино. А когда он родился и лежал в люльке, то мама играла на инструменте в соседней комнате.

Когда ребенка можно пускать в «царство современной техники»?

Я врач, вижу детей 2–3 лет, которые не умеют разговаривать, но при этом они на «ты» с планшетом. Когда ребенка вообще можно пускать в «царство гаджетов»? Конечно, без современной техники не обойтись для будущей жизни. Но не было бы рано?

В раннем возрасте развиваются очень много важных психических функций. Язык, речь, разговор надо развивать очень рано, и для этого начинать беседовать с ребенком уже до года. В одной семье я увидела такую картину. Ребенку 2,5 года, он совершенно неуправляемый, визжит, если ему что-то не дают. Тогда его запихивают в туалет, он там колотит в дверь… Но родители все это проделывают молча, а он сообщает о себе либо молча, либо через визг и крик.

Я их спрашиваю: «А что вы ему не объясните, не поговорите с ним?» Они отвечают: «А чего с ним разговаривать, он сам не говорит, значит, ничего не поймет». Дети начинают понимать язык до года. Если кто воспитывал детей, знает, что в 9–10 месяцев они отвечают жестами на вопросы вроде: «Где глазки?», «А где носик?» и т.д.

Это пассивный запас. А потом в 1,5 года дети — девочки раньше, мальчики попозже — начинают сами говорить. Но это не значит, что пора давать планшет. Это способ избавиться от приставаний ребенка. Ребенок чего-то хочет, его надо чем-то занять. Легче всего занять игрушкой.

Погремушкой погремел — она быстро надоедает. А компьютер обладает огромным запасом возможностей. И дети, и родители ловятся на это. Надо быть очень, очень осторожным на всех этапах его взросления. Я в этом глубоко убеждена. Нужно следить за балансом так же, как с питанием: кормить не одними сладостями. Нужны же то хлеб, то каша, то молоко. И здесь то же самое, в смысле занятий: то компьютер, то беседа, то семейная игра.

Важно осознать особенности новых технологий, с которыми имеют дело дети. Во-первых, в играх ребенок получает моментальную обратную связь и не привыкает к тому, что реакция на его действия может быть запоздалой, отложенной. Во-вторых, физические взаимодействия с «предметами» в гаджетах ограниченны и искажены. Они не дают возможности ребенку практически осваивать законы физики и механики.

И в-третьих, эмоциональные отношения в компьютерных играх и социальных сетях урезаны и ограниченны. Родителям стоит понимать богатство реального мира, разнообразие его сторон и свойств. Осознавать, какие из этих свойств в технологиях отсутствуют или урезаны. Когда вы ограничиваете взаимодействие детей с гаджетами, то заполняйте освободившееся время активностями, в которых ребенок получит то, что технологии ему не дают. Подвижные занятия, реальные действия с предметами, эмоциональное общение с мамой и папой, реальные отношения с друзьями.

Если делиться эмоциями с ребенком и прививать ему вкус к реальному миру, то к моменту, когда он пойдет в школу, ограниченности гаджетов будут ему хорошо известны. Конкурируйте с гаджетами: доказывайте на деле, что реальное общение интереснее виртуального.

Читайте также