1. Интервью

Air in the hair: визажист и стилист по волосам Лика Глазкова – о том, как придумала расчески, которые раскупают за пять минут

Юлия Козолий
Юлия Козолий
11.06.2021

О проекте Air in the hair мы узнали от нашего главреда, которая пришла в офис со словами, что хочет заказать «ту самую» расческу, но который раз не успевает – раскупают мгновенно. Выяснилось, что речь идет о молодом российском расчесок, который вместе с мужем основала визажист и стилист по волосам Лика Глазкова. Зайдя в Instagram-аккаунт Air in the hair увидели небольшое комьюнити (1 700 подписчиков) и море вопросов о том, когда уже будет новая партия расчесок. Чтобы понять, откуда такой завидный для многих брендов фидбек, поговорили с самой Ликой о том, как создавалась марка, чем их расчески отличаются от остальных и кто отвечает за их производство сейчас.

Как создавался Air in the hair? 

Мы еще совсем малыши, поэтому удивляемся и радуемся, когда наш проект кого-то трогает. Наверное, это в любом деле самое главное. А начиналось все довольно банально. Мы с мужем думали, какой продукт могли бы производить, исходя из нашего бэкграунда. Я визажист и стилист по волосам, амбассадор бренда R+Co в России. Оглядываясь по сторонам, понимали, что кисти – это не наша история, их делают все. С косметикой то же самое. Так пришла идея создавать расчески. Это продукт, который для большинства людей не имеет большой ценности, но hair стилисты понимают, как важны классные расчески в работе. 

Когда мы начали примерно представлять, каким будет наш продукт, естественно, как нормальные люди, стали думать о контрактном производстве. Созванивались с разными заводами в России и за ее пределами, но столкнулись с тем, что никто не хочет делать что-то новое, работают только по образцам производителя. Мы заказали несколько в разных местах, и когда распаковали их, поняли, что это самые обыкновенные расчески. Даже если написать на них мое имя, например, в них не будет ничего особенного. Все это уже есть на рынке. Нам это было не интересно, и мы решили, что будем делать сами. Сначала это привело меня в абсолютный ужас, потому что не было опыта. Но муж сказал: «Ну, научимся». И мы начали учиться и делать.

Сколько человек сейчас работают над созданием расчесок? 

На данный момент нет вообще никакой команды, мы работаем вдвоем с мужем. Он занимается производством, а мне бы неплохо было уделить внимание маркетингу и рекламе, но я ничего из этого не делаю, потому что расчески разлетаются без меня. 

Если честно, я сама до конца не понимаю, в чем секрет. Когда мы только запускались, первые партии медленно уходили – для людей это было в новинку. Но примерно через полгода начался дикий ажиотаж, когда партия стала разлетаться. Мы запустились в марте, а в сентябре партия уходила меньше чем за сутки. В декабре поставили свой личный рекорд: расчески «ушли» ровно за 5 минут. Мы выложили их на сайт и через 5 минут их не было. При этом первые работы сильно уступали по качеству тому, что есть сейчас. В каждой новой партии мы что-то меняем и улучшаем. Над рекламой, маркетингом вообще сейчас не работаем, в этом нет смысла, потому что на расчески и так очередь стоит. Просто раз в месяц выпускаем дроп.   

В чем их отличие от других расчесок?

Есть два важных момента. Как правило, в расческах используется свиной ворс. Возьмем один из самых известных брендов в этом сегменте – Y.S.Park. У них очень хороший кабаний ворс. Но он довольно жесткий: когда ты берешь расческу, он колет руку – это не сильно ощущается на голове, но имеет место быть. Логично, что чем дешевле расческа, тем дешевле будет и ворс. Мы для себя нашли такой выход – используем только конский волос. Не зарекаемся, что никогда не сделаем расческу с качественным кабаньим ворсом, но на данный момент считаем, что конский лучше. Он мягче и меньше воздействует на волосы и кожу головы. 

И второй отличительный момент – это то, как выглядит поверхность расчески. Обычно это много пинов-отверстий, в каждый из которых вставлен ворс. Такая расческа хорошо разглаживает волосы, но и лишает их объема. Мы сделали так: ворс располагается не на всей поверхности расчески, а на ее трети. Все остальное – обычные пины. Благодаря этому расческа и выглаживает волос, и оставляет объем – это важно, если речь идет о вычесывании укладки и прогревании волос феном.

Все материалы, которые мы используем, – это ворс и дерево из России, «подушки» производятся в Китае.

Представление о том, какой должна быть наша расческа, появилось в процессе обсуждений, логически. Муж не имел представления об этой сфере, я имею. И он задавал мне глупые, казалось бы, вопросы и тем самым выводил на какие-то идеи. О многих вещах часто глубоко не задумываешься, когда работаешь с этим каждый день.

Когда задают наивные и странные вопросы, начинаешь разбираться: "А действительно, как это работает? А почему?" 

Какие модели самые популярные? И как их выбирать? 

Мне кажется, что Phoenix 1 и 2 самые популярные, потому что они небольшие, одна с ворсом, одна без. Я, как мастер, чаще всего использую три модели: Phoenix 1 (маленькая, с ней можно сушить, ставить корни и просто расчесать), Phoenix 6 (большая, с ворсом, можно быстро просушить длинные волосы или выгладить финишную укладку) и гребень (помогает распределять средства по влажным волосами выручает на финише укладки – гребень на самом деле незаменимый инструмент для мастеров). 

Комфортно ли строить семейный бизнес? Я знаю, что вы с мужем из-за него живете в разных городах. 

У нас пока что не возникало никаких проблем, потому что распределены все обязанности. Муж отвечает исключительно за производство, я – за сбыт, назовем это так. Безусловно, когда мы запускаем какое-то обновление, он присылает образцы, я даю свои комментарии. Дальше – его зона ответственности. Он в мою сферу тоже не вникает и не задает вопросов из разряда «А почему тут ты сделала вот так? Почему нет рекламы?».

У меня есть основная работа – я визажист, стилист по волосам и блогер. А расчески все-таки считаю больше продуктом мужа, потому что он отвечает за самое главное – производство.

Производство находится в Курской области, а я нахожусь в Москве, поэтому мы живем вот так на два города. Видимся, соответственно, раз в месяц, когда он приезжает с партией, остается на несколько дней и потом едет обратно. Конкретно нашей семье так комфортно, потому что я человек довольно творческий и нуждаюсь в личном пространстве, муж тоже любитель побыть один и подумать. У нас есть ребенок, который живет то со мной, то с ним. Если муж забирает дочку, то я могу отдохнуть, заняться творчеством – нам комфортно.

Каким хотите видеть бренд через несколько лет? 

Хотим выйти на международный рынок, но не хотим массовости. Нам важно оставаться нишевыми, расти в качестве, чтобы продукт был ценен. Так как мы только начинаем, тестируем, пробуем, выставляем небольшую цену за расчески – уже сейчас понимаем, что это не финальная стоимость, она будет расти. Сейчас наценка самая минимальная, работаем практически в ноль. Когда ты только появляешься на рынке с новым продуктом, который никто не видел, странно ставить какую-то большую цену. Нам важен был фидбек от людей: нужен им этот продукт или нет. Сейчас мы уже понимаем, куда расти.

 

Читайте также