Рейтинг@Mail.ru
Подпишитесь на наши новости
Ксения Вагнер

История семьи: дизайнер Виктория Андреянова – о сестре Екатерине Стриженовой, маме и дочерях

1 день назад

Специально для BeautyHack Виктория перенеслась в прошлое, рассказала историю своей семьи и поделилась секретом гармоничных отношений между сестрами. 

СВЕРТОК НА КРОВАТИ

Прекрасно помню, как открывается дверь, – и входит мама со свертком. Этот сверток кладут на кровать, в доме – всеобщий ажиотаж. Все радуются, что в этом свертке такое глазастое чудо лежит. И совсем не плачет, а даже улыбается. Катя уже родилась оптимистом, добрым и веселым человеком. 

У нас с ней разница почти 6 лет. Я была папина дочка, так меня и называли – я была на него похожа. А Катя – на маму. Сначала, конечно, была ревность, прям душила, но я решила обернуть ее в  заботу – которую активно демонстрировала. Например, я очень любила, когда родители собирались дома, брать Катю на руки, ходить с ней по комнате и петь песни – чтобы было слышно, как я, такая хорошая, убаюкиваю сестренку. А сама – сжимаю ее сильно-сильно! 

Мы росли дружными, хотя, конечно, случались и смешные случаи. У меня была подруга – соседка, Анаит Мкртчян, которая теперь Пирузян. Тогда ее все звали Ачонька – это уменьшительное. Катя как-то попросилась к нам в игру, а мы ее не взяли, и она нас покусала  – Анаит в живот, а меня в спину. Все любят об этом вспоминать.   

КОНЕЦ ДЕТСТВА 

К сожалению, от нас рано ушел папа. В 39 лет он умер от рака лимфы, его не стало за полгода. В тот момент Кате было 7 лет, а мне 13. Когда исход уже был понятен, нас отправили в санаторий. Я все знала, меня забирали на похороны. А Кате решили не говорить, и она писала каждый день письма папе и приносила их мне. Я читала их, обливаясь слезами. Для меня жизнь разделилась на две части – жизнь с папой, сплошное счастье, и вся другая жизнь.  

Что помогало в этой неожиданно обрушившейся взрослой жизни? Ответственность перед памятью папы, перед его друзьями, перед мамой – мы с Катей должны были быть счастливыми. 

 

Катя танцевала в ансамбле «Калинка», а я рисовала. Поскольку материально было тяжело, решили отдать меня в художественное училище. Конечно, если бы был жив папа, все было бы иначе. Семья филологов и историков – он хотел, чтобы я училась на филфаке в университете. Но судьба распорядилась по-другому. 

Вот в этой взрослой жизни Катя демонстрировала потрясающую мудрость. Например, она копила деньги. У нас была договоренность, что сдача после булочной остается у нее. Это во-первых. Во-вторых, она позировала мне обнаженная, я ей платила копейку в час. Недавно она мне сказала, что это страшный секрет, если он раскроется, ее гонорары на телевидении рухнут. Но думаю, она мне простит.

Мама, конечно, воспитывала нас в самостоятельности, потому что с утра до ночи была на работе. И привила нам чувство ответственности друг за дружку. Она всегда говорила: «Вы самые родные и близкие на всей земле». Позже она говорила, что мужья приходят и уходят, а сестры остаются. Как сейчас помню: прихожу домой с одним молодым человеком, и вдруг Катерина с шахматной доской говорит: «Как тебя зовут?» Он говорит: «Сережа». Она ему: «Пойдем, Сережа, в шахматы сыграем». «Вик, а ты сходи в кино билеты возьми». Я смотрю, он идет с ней в шахматы играть! В общем, я его выпроводила. 

ОБЩАЯ ЖИЗНЬ 

Если в детстве мы еще могли зуб иметь друг на друга, то уже в зрелом возрасте – никогда. У нас одна общая жизнь. С мамой, с детьми – у нас на двоих четверо девочек. Все это – свое, без раздела.  

Катерина – труженник невероятный. И не только в профессии, но и в жизни. Она строитель. Я вот могу разрушать. У меня двое детей от разных мужей, причем последний муж был гражданский. Катин брак длится уже больше 25-ти лет. Они с Сашей встретились в 14 лет на фильме «Лидер» и больше не расставались никогда – и это результат Катиного труда. Она меня восхищает своей верностью, честностью, открытостью людям. 

У меня иногда возникает ощущение, что Катя давно меня опекает. Даже в детстве были моменты, когда я просила ее меня выгородить перед мамой, подстраховать, соврать ради меня, – и она на все это шла.  

В то же время она может быть решительной и жесткой, когда речь идет о принципиальных вещах. Я ей очень благодарна за готовность брать на себя ответственность за многих в нашей семье.

Когда мама внезапно сильно заболела, нам надо было вызывать неотложку, оплачивать больницу, срочно договариваться с врачами – все это делала Катя. Сейчас мы прошли через это с тетей, и Катя снова помогала. Неравнодушие ко всему, что происходит в ее поле, – ее необыкновенная черта. 

 

МУЖЬЯ ПРИХОДЯТ (И НЕ УХОДЯТ) 

Мы всегда были очень занятые девочки. Катя со своим ансамблем «Калинка» много гастролировала, я рисовала. Личная жизнь проходила всегда между делом. Не было такого, что вот я сейчас влюбленная, лежу в грезах. Кстати, у наших детей все так же – такой же ритм жизни, стремительный. 

Я знала, что у Кати есть парень – Саша Стриженов. Съемки «Лидера» три месяца шли в Сочи. Мы познакомились с Сашиными родителями, семьей Стриженовых. Родители, кстати, тогда были в разводе. Надо сказать, именно Катя возобновила общение Саши с его папой Олегом Стриженовым.

Когда Кате было 18 лет, мама ее увезла в круиз на теплоходе, я их встречала, и Саша встречал Катю. Тут я и поняла, что это навсегда. И вскоре они родили Настю – такими молодыми. 

Впоследствие я ссорилась с ее мужем страстно. Но Катя всегда принимала мою сторону, она не дает меня в обиду даже собственному мужу, хотя понятно – муж главнее. Актеры вообще особенные – они красиво ругаются, мирятся, переходят из одного состояния в другое. Это прекрасно, но чтобы это понять, должны были пройти годы. Сначала мы с мамой были в шоке, и только теперь я понимаю, что это просто часть жизни. Надо сказать, что Катя – человек без камня за пазухой, она предпочитает все проговаривать. Все проблемы в нашей семье принято проговаривать. 

Я вышла замуж в первый раз в 21 год. Кате очень не нравился мой муж. Она это демонстрировала, я шипела. Был период, когда я погрузилась в свою жизнь. Тем более я ушла жить к мужу. Ее жизнь продолжалась у мамы, а вскоре они с Сашей поженились. И вот когда мы уравнялись в статусе, нам пришлось договариваться, как мы дальше будем с мамой. В какой-то период они жили с мамой, потом, когда мы развелись с мужем и разъехались, я получила квартиру с мамой в одном дворе, но отдельную. И пока там шел ремонт, мы год жили у мамы. Я была беременна вторым ребенком, потом я родила, мы оставались между двух домов. Сейчас мы все вспоминаем это как самое счастливое время. В небольшой трехкомнатной квартире — три семьи. Может быть, все было хорошо, потому что все были заняты. Вообще, праздность – это не про нашу семью. Хотя сейчас мы себе позволяем отдохнуть. Отдых заключается в том, что ко мне приходит Катя (мы живем в Немчиновке) и мы играем в скрэббл. 

МОДЕЛЬЕР И АКТРИСА 

Из нас двоих успех пришел сначала ко мне. Когда нашу маму спрашивали, чем занимается ее старшая дочь, она говорила: «Ну, она модельер». «А чем занимается ваша младшая дочь?» «А младшая носит то, что сошьет старшая». И долго я Катю воспринимала как некий объект «ношения» моих творений. А начинала я работать в Центре моды России, проработала там два года, была ведущим дизайнером. И профессионально это было очень круто, потому что обычно звание ведущего дизайнера дают уже к пенсии. А я его получила, отработав год в Центре моды. Правда, потом начались непонятные 90-е, и не было бы счастья, да несчастье помогло – стали плохо платить зарплату людям, профессиональные люди стали уходить торговать в киоски. Я приняла решение основать свою компанию. Собрала уникальных специалистов – эти люди до сих пор у меня работают. Единственное, что меня напрягало (и хорошо, что напрягало, так как заставляло реализовываться) – это отношение к профессии модельера. Считалось, что это какое-то непонятное ремесло. И всю свою жизнь я доказывала людям, что в этом деле можно быть человеком. В том смысле, в котором они привыкли это понимать. Я страшно удовлетворена, что у меня что-то получилось в жизни, потому что я могу теперь помогать этим людям, – людям, которые мне оплачивали уроки с художником, чтобы я поступила в училище и институт. До сих пор мы собираемся с папиными друзьями, мама собирает вокруг себя тех, кто еще остался жив. 

Помню, когда я сделала первую коллекцию, – это был 1992 год. Я попросила Катю, чтобы она мне помогла как продавец. И вдруг к ней подходит бабушка и говорит: «Деточка, тебе не за прилавком стоять, тебе в кино сниматься!» А она к тому моменту снялась уже в фильме, по-моему «Побег на край света». Уже было понятно, что карьера ее в этой области состоится. Но все-таки абсолютная популярность началась с программы «Утро». Когда они с Сашей начали ее вести – это был конец 90-х. Автографы, «можно с вами сфотографироваться?», все такое.  

Катя долгое время была моей музой, лицом Дома моды и остается им. Конечно, я понимаю, что при дружбе Кати с Bosco и с ЦУМом, Ее бы одели в любой бренд, но мне жалко сдавать свои позиции, поэтому я делаю, делаю, делаю и делаю. Хотя для ежедневной программы я Катю уже редко одеваю – есть специальные люди. Но в целом, конечно, свою выгоду от такой сестры я чувствую, и она соответственно тоже, и в этом смысле мы по-моему обе хорошо устроились. В профессиональном плане нам нечего делить, и это здорово. 

БАБУШКА, МАМЫ И ДОЧКИ 

Мне кажется, что я очень демократичная мама (хотя Катя считает, что я давлю). Что у нас сейчас происходит? Бабушка не может сейчас общаться с внучками так, как она общалась с нами. Для нас слово мамы было законом. Для них – это повод обсудить что-либо. Бабушка никак не может с этим согласится, бывают конфликты. Бывает полное непонимание, бывают манипуляции со стороны бабушки. Например, моя старшая дочь сейчас в Бразилии. Вот бабушка считает, что это совершенно безответственно – ехать в Бразилию, когда у тебя старая бабушка. А Юлия (моя дочь) в связи с тем, что у нее была личная драма, много работала с психологами, где участие в ее жизни бабушки и мамы тоже было проанализировано. И были сделаны выводы. Я-то вообще предпочитаю лишних вопросов не задавать, что моей мамой воспринимается как полная безответственность и нарушение всех правил. 

 

Вообще, Катя, благодаря тому, что она замужем – давно, прочно и навсегда, – она оставляется в покое. Да еще и по телевизору два раза в день показывают. А со мной все гораздо хуже. Однажды мама сидит, смотрит на меня, и, вздыхая, говорит: «Господи, в кого же ты у нас такая порочная?» Я всегда была тихим омутом, с нежной внешностью, но внутри-то бушевали страсти. У Кати эти страсти всегда были наружу, и никто никаких претензий не предъявлял – что вижу, то пою. А со мной все было сложнее – я воспринималась как некий ангел, а потом с этим ангелом надо было что-то делать. И мама до сих пор считает себя вправе спрашивать, вымыла ли я руки, когда я прихожу и сажусь за стол. Ну, и так далее.

Был период, когда я очень тяжело все это воспринимала, но сейчас я смирилась и поняла, что надо с юмором к этому относиться.  

С дочерьми у нас есть общий чат, «мамы-дочки». Туда очень хотела попасть наша мама, то есть бабушка наших девочек, но они поставили нам ультиматум (улыбается). 

Моя старшая дочь закончила институт бизнеса и делового администрирования, у нее прекрасная память, она знает несколько языков, у нее такие правильные мозги. Как раз моя вторая Parole – это ее детище, она ее основала, даже запустила два сезона. Но потом мы поняли, что ее надо отпускать, потому что она человек с гипертрофированным чувством ответственности, когда столкнулась с нашей тяжелой легкой промышленностью, чуть не погибла. 

Моя младшая дочь Лиза закончила национальный институт дизайна, есть такой маленький частный институт при Союзе дизайнеров России, и у меня появилась идея – отправить ее дообразовываться в Антверпенскую Королевскую Академию Художеств, там есть фэшн. Теперь я точно знаю, что это самый лучший, самый сильный институт моды, я как профессор текстильного университета могу судить об этом. То, что они вытаскивают из детей, это потрясающе. 

Катина старшая дочь Настя тоже выучилась на дизайнера, она училась в Сент-Мартинс, потом в Парсонс и в итоге осела в Нью Йорке. Сейчас она один из директоров Victoria's Secret. Сильный, универсальный дизайнер и маркетолог, с прекрасным образованием. Она опекает мою младшую дочь. У них разница с Настей 7 лет. 

Самая младшая дочь Стриженовых Саша заканчивает 10 класс в математической школе, при этом она занималась профессионально художественной гимнастикой много лет, но вынуждена была оставить, потому что у нее сейчас рост 1.80, и с этим ростом в гимнастике невозможно. Сейчас она серьезно готовится к поступлению в университет. Математика, как ни странно. Это очень здорово, потому что, как Катя рассуждает, профессия актера уже освоена, Сашенька снималась во многих фильмах. 

ОДНО ЦЕЛОЕ 

В чем секрет гармоничных отношений с сестрой? Как бы цинично это не звучало – в профессиональной и материальной независимости обеих. И, конечно, доверии. Пожалуй, не существует ни одного секрета у меня от Кати. Я совсем не чувствую с ней дистанции – мы как одно целое. Наверное, у нее тоже так со мной – мы это не анализируем никогда, потому что это само собой разумеющееся.

Интервью и текст: Ксения Вагнер
Читайте также Елена Борщева: «Скажите себе: «Я могу стать мамой»

О жизни после ЭКО, любимых бьюти-средствах и лечебных свойствах юмора.

Лиза Михалкова о красоте, садоводстве и любимой косметике

Модель и садовница? Такое возможно! BeautyHack узнал у Лизы Михалковой, как поставить хобби на службу здорового питания, а также выведал секреты естественной красоты.

Саша Боярская : «Как только ты придумываешь себе план А и план Б, страх уходит»

Московская Nike girl Саша Боярская превращает бег в радость и бодрость. Так называется новый проект Саши: вы бежите пять-семь километров в среду утром, каждый раз из нового места и по новому маршруту, пьете вкусный кофе и идете на работу другим человеком. О страхах, сказках, чувствах к маленькому сыну и любимой косметике – в интервью для BeautyHack.

Ольга Ушакова: «У меня все рассчитано по минутам»

Телеведущая программы «Доброе утро» на Первом канале Ольга Ушакова рассказала BeautyHack о том, как рано вставать, хорошо выглядеть и улыбаться, несмотря ни на что.

Ошибки в воспитании мальчиков: рассказывает психолог

Детский психолог Анита Антипова рассказала BeautyHack, почему сына должен наказывать мужчина и к каким последствиям может привести невнимательность к первой любви ребенка.

Юлия Прудько: «Как я наслаждаюсь материнством без границ»

Основатель PR-агентства June & July, мама маленького Федора, it-girl с «огненными» волосами – Юлия Прудько рассказала BeautyHack, как сочетает роли и расставляет границы.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Рейтинг@Mail.ru