1. Интервью

Ударил? Сама виновата! Почему думать так опасно и еще 6 вопросов о том, из-за чего от тиранов не уходят и где искать помощи

Татьяна Черникова
Татьяна Черникова
27.04.2020

У нас была дружба на троих: рассудительная я, энергичная Маша и хохотушка Женя. Мы познакомились на работе и общение плавно перетекло за пределы редакции. Однажды Женька как бы между делом спросила: «А твой муж тебя бьет?». Я уже приготовилась ответить что-то смешное, но, увидев серьезный взгляд, осеклась. Оказалось, у нее проблемы. Молодой человек регулярно поднимает руку. И предыдущий делал то же самое. А до этого агрессивно вел себя отец - она поэтому сразу после школы сбежала из дома.

Я вспомнила о ней, когда изучала статистику ВОЗ. Каждая третья женщина в мире хотя бы раз в жизни подвергалась насилию. Почти четверть из них переживали это в собственной семье или ближайшем окружении. Просто цифры - они обезличенные и сухие. Но, если задуматься, ваша симпатичная коллега или соседка с двумя детьми, племянница, выскочившая замуж в 18 лет, или косметолог, которая пятый раз за полгода падает с лестницы или врезается в дверь, - все они могут быть из этого списка. Молодые, симпатичные, умные, с карьерой и собственной квартирой в центре Москвы. Никак не вяжется с образом маргиналов, который всплывает, едва разговор заходит о рукоприкладстве, правда? Забудьте. Даже звездам иногда приходится замазывать синяки.

Недавний конфликт в СМИ напомнил о том же: никто не защищен от агрессии. Ни статус, ни обеспеченность, ни публичность не дают иммунитета. Регина Тодоренко, осуждая знаменитостей, открыто заявивших о проблемах в семье, спросила: «Твой муж тебя бьет. А почему, ты не задумывалась? А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил?». И ей отплатили той же монетой - враждебностью. Контракты под угрозой, репутация запятнана, фанаты в недоумении, хейтеры пляшут на костях.

Мы в BeautyHack против любого буллинга - даже если он направлен на торжество справедливости. Разве есть в этом смысл: активисты борьбы с насилием делают из оступившегося человека ту же жертву насилия? И это несмотря на ее раскаяние. Мы все можем ошибаться. Взрослые сокрушаются: из-за видеоигр и кровавых сцен в фильмах дети стали такими жестокими, устраивают травлю в соцсетях и школах. А потом сами организовывают инквизицию публичным людям, подавая дурной пример. Добивай уязвимого, ничего не будет.

Все это - и у тех, кто думает, как Регина, и у тех, кто нападает на  нее, - часто не со злости. А от незнания. Признаюсь, я сама много лет не могла понять Женьку. Почему не ушла после первого же раза? Почему находила именно абьюзеров? С помощью специалистов мы попытались ответить на вопросы, которые чаще всего возникают у тех, кто никогда не сталкивался с физическим или сексуальным насилием.

ЦИФРЫ

В 2018 году в мире были убиты 87 000 женщин. Это чуть меньше, чем население Чукотки и Ненецкого автономного округа. Или как число жителей целого государства в Карибском море - Антигуа и Барбуда.

58% из них погибли от рук партнеров или членов семьи.

В 70% случаев насилие повторяется, если это уже случилось однажды.

Во Франции за месяц карантина число нападений на женщин внутри семьи увеличилось на 32%, в Британии за одну только неделю стало поступать на 65% больше звонков от жертв насилия, на Кипре - на 30%.

По данным ООН.

Кто может стать жертвой насилия?

Слышали поговорку: «Если третий муж бьет вас по лицу, значит, дело не в муже, дело в лице»? Доля истины в этом есть: но не в том плане, что человек сам напрашивается и сам виноват. Ни в коем случае.

avatar Елена Коваленко

Елена Коваленко

Семейный психолог, гештальт-терапевт

Жертвами часто становятся те, у кого был подобный негативный опыт в детстве: например, дрались родители, соседи, мать терпела побои, отец мог отлупить ремнем за тройку. Такие люди перестают чувствовать личные границы, теряют способность защищать личное пространство. Для них ситуация, когда за неубранную комнату или «не тем тоном» сказанное слово можно получить, становится нормой. Однако даже дети, выросшие в любви и спокойствии, не застрахованы от насилия. Потому что абьюзер не враз становится агрессором, это происходит постепенно. Многие вообще не подозревают, что они живут с тираном. Мозг блокирует эту информацию, чтобы не вводить организм в еще больший стресс.

Как можно не понять, что подвергаешься насилию?

Его формы бывают разные, в основном, выделяют четыре типа:

- Физическое - это самое понятное. Жертву избивают, толкают, душат, таскают за волосы, тушат об нее сигареты;

- Психологическое - самое труднодоказуемое, когда преступник принижает чужое достоинство. «Убрала коридор, а на кухню сил не хватило? Тоже мне, хозяюшка». «Какое дурацкое на тебе белье, никакого секса сегодня не будет, я перехотел». «Кто это пишет тебе в соцсетях? Дай почитать, ты моя жена, у тебя не должно быть секретов». Все это часто заканчивается запретом общения с родителями, друзьями, коллегами, угрозами, унижениями, преследованием;

- Сексуальное - это не только когда схватил и повалил на кровать, это еще и насмешка над чужой внешностью, акцент на недостатках, оценка активности в постели. Если женщина не в настроении или плохо себя чувствует, но все равно соглашается на «выполнение супружеского долга», чтобы лишний раз не скандалить с партнером, принуждение к экспериментам, играм, ссора после улыбки водителю такси - это тоже оно;

- Экономическое - муж, отец или молодой человек отбирают личные деньги или не дают свои на повседневные нужды, требуют погасить за них долги или продать совместное имущество «иначе меня ждут большие неприятности», заставляют отчитываться за каждую копейку и требуют отказаться, например, от гигиенических средств, убеждая, что это прихоть.

Почему жертвы не могут уйти?

Почти все агрессоры сначала - добрые, веселые, заботливые. Они дают время жертве привыкнуть к такому образу. И, когда случается первый негативный эпизод, избитые или изнасилованные женщины чаще всего находятся в состоянии шока. «Как такое могло случиться? Еще вчера он целовал мне руки и приносил кофе в постель!». Происходит некое расщепление. Жертва пытается проанализировать свое и чужое поведение. «Во всем виноват алкоголь, до него он себе такого никогда не позволял». Или «Это все стресс на работе». Кстати, сейчас многие абьюзеры прикрываются пандемией и тревогой за будущее. Но переживаем мы все, а руку поднимают только психически нестабильные лица. «Я сама была неправа, наговорила лишнего» - еще одна распространенная линия защиты. Никакие слова или волнения не могут стать оправданием насилия. Агрессоры не дураки, зачастую после драки они устраивают романтические ужины, дарят подарки, пытаются загладить вину.

Женщины верят: больше не повторится. Но это происходит снова и снова, затягивая в воронку, превращаясь в привычку.

Часто спусковым механизмом становится рождение детей. Молодые мамы оказываются отрезаны от социума, лишены собственных заработков, испытывают и без того серьезные психологические нагрузки. Контроль нарастает, его сначала принимают за любовь и заботу. А потом кажется, что уже поздно что-то менять: с друзьями и родственниками потеряна всякая связь, жить не на что и негде.

А еще жертвы могут бояться за себя, детей или родственников, не рассчитывая на помощь полиции.

Но ведь они сами часто сначала подают, а потом забирают заявление из полиции. Зачем?

Всем нам известна история Маргариты Грачевой, оставшейся без руки. За месяц до нападения супруга она подала заявление об угрозах, но на него так и не отреагировали. То же касается сестер Хачатурян: у отца везде были связи. Из-за подобных трагедий многие не верят в правосудие. Кто-то боится мести. Кто-то хочет запугать обидчика, но не желает, чтобы его сажали в тюрьму. Клеймо на семью, безотцовщина, отсутствие алиментов. В США преступники не имеют права приближаться к жертве ближе, чем на какое-то определенное расстояние. У нас с этим не так строго.

Дело могут закрыть, а разъяренный мужчина станет еще агрессивнее, чем был.

Плюс возбуждение уголовного дела - непростая с психологической точки зрения процедура для любого человека. А уж для жертвы насилия - особенно. Допросы, воспроизведение деталей из личной жизни, попытки доказать, что все было именно так. Иногда на это просто нет моральных сил. Плюс вносит свою лепту давление общества - то самое «нельзя выносить ссор из избы».

Почему разговоры о том, что «сама виновата», могут быть опасны?

Весь мир - одна сплошная картинка о том, какие успешные и счастливые люди живут вокруг. Это нервирует даже тех, у кого все в жизни хорошо. А для тех, кто столкнулся с проблемами, может стать критичным испытанием. «Значит, это со мной что-то не то». Когда кто-то популярный, кто-то, у кого со стороны идеальная семья, говорит «Что ты сделала, чтобы тебя не ударили?», женщина может начать всерьез задаваться этим вопросом. Не пекла пироги, не пришла в форму через неделю после родов, как супермодели, не смогла промолчать в той ссоре... И она начинает верить в то, что нужно любой ценой сохранить семью, разобраться в себе. Все это может довести до трагедии.

Можно ли распознать абьюзера до близких отношений?

Даже профессиональным психологам с первого взгляда сложно это сделать, но «маячки» все же есть. Минуту назад человек шутил, а сейчас уже впал в депрессию и раздражение? Резкие перепады настроения - один из главных критериев. Всего через неделю знакомства вас позвали замуж и требуют познакомить с друзьями и родственниками? Насторожитесь. Просят показать по Skype или Zoom квартиру, когда уезжают в командировки, шутя, что под кроватью у такой красавицы может прятаться толпа воздыхателей? Бегите. Запрещают видеться с друзьями, носить декольте или краситься? Тот же совет. Многие прикрываются заботой. «Эти люди плохо влияют на наши отношения. Этот макияж тебя старит. Я просто очень боюсь тебя потерять». Это не страсть, это патология.

Что делать, если стал жертвой насилия?

Написать заявление в полицию. Если реакции нет, написать жалобу начальнику отдела или управления - вплоть до министра МВД. Если и это не помогло, отправляйте документ в прокуратуру, сославшись на бездействие органов. Если здоровью причинен вред, можно обратиться в суд.

Также стоит обратиться в кризисные центры, где окажут и психологическую, и юридическую поддержку.

Центр «Насилию.нет»: 8-800-7000-600, www.nasiliu.net;

Центр помощи пережившим сексуализированное насилие «Сестры»: 8 (499) 901-02-01, www.sisters-help.ru;

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 700-06-00, www.anna-center.ru;

Сеть взаимопомощи «Ты Не Одна» для помощи женщинам, которые уже столкнулись с домашним насилием, и для предотвращения возможных случаев насилия: www.tineodna.ru

Центр поддержки детства и материнства в кризисных ситуациях (оказание помощи одиноким матерям) «Свет Надежды»: 8 (952) 226-63-13, www.svet-nadezhdi.ru;

Телефон доверия экстренной психологической помощи: 8 (495) 575-87-70;

Психологическая помощь женщинам, оказавшимся в трудных ситуациях: 8 (495) 282-84-50.

Читайте также