Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

Наталья Бардо: «Красота – это приехать в 7 утра на пляж и смотреть на океан»

2 месяца назад

Актриса Наталья Бардо – пример того, как быть в нескольких местах одновременно, успевать работать и отдыхать, воспитывать сына, при этом оставаться добрым и позитивным человеком и, конечно, хорошо выглядеть. Накануне нашего интервью у Натальи была съемка постера для нового сериала, а вечером – два мероприятия, причем в одно и то же время. К нам она пришла утром с идеальным макияжем в сиреневых тонах (который она сделала сама) – свежая и отдохнувшая. А еще успела разобрать ночью косметику, чтобы рассказать о любимых средствах. Об этом и не только – в интервью BeautyHack!

 Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Сезон начался с того, что мы подтвердили несколько проектов. Первый – «Улетный экипаж» на СТС, с Лешей Чадовым мы играем заглавные роли. Это история про женщину-пилота, с которой мужчины отказываются летать, но при этом она очень способная, хочет продолжить дело своего отца – талантливого пилота.

Второй проект тоже на СТС, называется «Блогерши». С очень классным актерским составом: со мной играют Ира Горбачева, Маша Шалаева, Регина Тодоренко и Агата Муцениеце.

В октябре начнем снимать второй сезон «Любимцев», где я играю жену главного героя Миши Башкатова. Плюс ко всему сейчас Марюс Вайсберг (Прим. ред. – режиссер, супруг Натальи Бардо) монтирует фильм «Ночная смена», где главные герои – Володя Яглыч, Паша Деревянко, Эмин Агаларов, Ксения Теплова, Анна Михайловская и я. Это очень смешная комедия, в ней я играю стриптизершу. Марюс умеет снимать такие комедии, которые становятся немножко классикой – «Любовь в большом городе», «8 новых свиданий». Эта комедия выйдет в декабре.

– К вопросу о том, как все успевать. Как ты планируешь свое время?

Сейчас настал момент, когда я поняла, что сама не справляюсь, мне нужна помощь. Если раньше я жила с календарем в руке и вообще не спала, то сейчас все планирует моя помощница Элина. Потому, что помимо съемок в кино, хочется успевать и многое другое: больше общаться с ребенком, посещать мероприятия, делать фотосессии, интервью, встречаться с друзьями, при этом выглядеть хорошо. У меня еще два ремонта квартир, дизайн которых я разрабатываю сама. Мне это так нравится!

Поэтому, когда меня спрашивают, как все успеть, я говорю, что нужна хорошая команда: помощник, водитель, прораб, даже понимающие друзья, которые иногда могут подстроиться под твой график. Эта поддержка очень важна.

– Как и когда же ты отдыхаешь?

Только в трех случаях: если уезжаю из Москвы, если у меня массаж и если я лежу в ванной. По-другому расслабиться не могу.

В ванну люблю засыпать японские разноцветные соли. То у меня голубая вода, то зеленая – сыплю все подряд. Зажигаю свечи и остаюсь одна со своими мыслями. Потому что вокруг столько людей, столько информации, мозг все время в тонусе.

Для полноценного отдыха нужно, конечно, две недели на море – чтобы отдых надоел и захотелось вернуться обратно. Но если есть хотя бы пара свободных дней, стараюсь уезжать.

– Ты в детстве занималась спортом, балетом, училась на экономиста. Как ты решилась уйти вообще в другую сферу? Что тебя на это сподвигло?

Да, папа у меня был спортсменом, чемпионом Европы по легкой атлетике, поэтому он даже не представлял, что моя жизнь будет связана не со спортом. Мама меня всегда жалела и забирала – сначала из балета, потом из гимнастики. В итоге со спортом не сложилось, хотя эти навыки сейчас мне помогают.

Когда я училась в школе, мы с мамой решили, что нужно стать экономистом. Но в 14 лет я оказалась на съемочной площадке с маминой подругой, и эта обстановка меня заворожила. Причем на тот момент я не думала о том, что хочу быть именно актрисой. Я даже думала стать гримером, потому что всегда каким-то образом была влюблена в косметику. Но когда меня ребенком стали снимать в небольших эпизодах, я поняла, что хочу быть в кадре.

В Щукинское училище пошла сама. Параллельно училась в Банковском институте при Академии им. Плеханова – обещала маме, что получу диплом. Диплом получила, но практически все свое время отдавала именно Щукинскому училищу. Помню, мы там даже иногда ночевали. Я не хотела бы вернуться в школу, но вернуться в Щукинское училище мне всегда хочется. Помню даже запах этого вуза – костюмерный цех, старые лестницы, пыльные кулисы… Училась с мечтой и надеждой на то, что буду играть именно в театре.

– Почему тогда кино?

Я должна была играть дипломный спектакль, но в тот момент попала на пробы сериала, и меня взяли. Это был мой первый сериал – «Вероника», его показывали на канале «Россия». Съемки проходили в Таиланде, на Шри-Ланке, в Польше, Белоруссии. И это оказалось сложнее, чем я думала. Кино – это и прыгать в ледяную воду, и бродить по лесу, то есть быть готовым ко всему. На Шри-Ланке меня покусали насекомые, мне даже делали операцию. Было столько всего, в тот момент я поменяла свое отношение к профессии. И стала сниматься в сериалах и кино.

– Ты жила в Лос-Анджелесе. Расскажи о своей жизни там. Чем она отличается от московской?

В Лос-Анджелесе я была беременной. Связано ли это именно с беременностью, или город действительно особенный, но там я везде ощущала заботу, при том ненавязчивую. Ты можешь в пижаме зайти в крутой ресторан, а тебя будут рады там видеть. Когда ты приходишь в магазин, ты чувствуешь себя свободным человеком: продавцы тебя навязчиво не окружают, ты покупаешь то, что ты хочешь.

Почему-то самые яркие впечатления в Лос-Анджелесе у меня связаны с дорогой. Я часто вспоминаю этот момент. Когда была беременной, каждое утро вставала в 7 утра и ехала на занятия по английскому. Садилась в машину, иногда брала у мужа кабриолет, и ехала по пустой дороге. Дорога занимала ровно 37 минут. Утро, комфортная температура, пальмы, сквозь них светит солнце, очень яркая зеленая трава. В Лос-Анджелесе даже зелень особенного цвета.

Я родилась в небогатой семье и очень часто восхищалась тем, чего у меня не было. Не завидовала, а именно радовалась – мне искренне хотелось так же. После Лос-Анджелеса я поняла, что у меня есть все и мне хочется этим делиться. И то, что мне не надо быть такой, как все. У нас почему-то есть привычка менять отношение к человеку, если он не так что-то скажет, не в той одежде придет. В Лос-Анджелесе этого нет, любая особенность воспринимается как твоя фишка – это ты, это твое и круто, что ты не пытаешься быть кем-то другим.

После Лос-Анджелеса я приехала в Москву и поняла, что вокруг меня будет только то, что мне действительно нужно. И лучше расставаться с теми людьми, которые выбирают людей в масках. Да и люди в масках со временем устают, начинают искать жизнь в чем-то настоящем. Умение расслабиться и быть собой позволяет тебе быть счастливым. Если ты думаешь, что у тебя нет права на ошибку, что лучше промолчать, чем сказать свое мнение – это говорит о том, что ты внутренне несвободен, отсюда все зажимы. Вот и я раньше была в этом зажиме.

Прививается и другой вкус. Если у нас красота ассоциируется с дизайном, вещами, салонами красоты, то там красота – это когда ты в 7 утра приезжаешь на пляж, например, в Малибу, сидишь и смотришь на океан, на то, как летают чайки. Пусть даже мусор вокруг тебя лежит, но ты кайфуешь, ты дышишь этим чистым воздухом, ты видишь этих людей, которые не разглядывают, в чем ты одета, а улыбаются и говорят тебе «доброе утро, хорошего дня».

Сейчас я продолжаю жить на две страны. Пока не могу уехать, потому что много работы, но как только появится время, я обязательно поеду.

– Как изменилась твоя жизнь с рождением Эрика?

У меня еще больше загорелись глаза. Всего захотелось еще больше. Я связываю это с материнским инстинктом. Если раньше я приходила на пробы и думала «так, сейчас мне надо хорошо сыграть, хорошо себя показать», то теперь я стала приходить на пробы, чтобы буквально отобрать эту роль. Если надо плакать – я плачу по-настоящему, если смеюсь – то вовсю, если танцую – то от всей души. Стала выкладываться еще больше, и это мне очень помогает.

Я вообще стала понимать, что такое жизнь. Когда приезжаю на дачу с ребенком, играю с ним – понимаю, что вот оно, самое важное. Все время хочется продлить это ощущение, но приходится себя отрывать и включаться в рабочий ритм.

– Как ты после беременности приходила в форму?

Первые кадры «Ночной смены» мы снимали уже через 2 месяца после родов. Я поправилась на 23 килограмма, а прийти в форму нужно было очень быстро. Через 2 недели после родов я начала заниматься пилатесом и полностью перешла на здоровое питание.

Но из-за того, что я устроила организму такой стресс, я, к сожалению, не смогла кормить ребенка и была все время в состоянии драйва, не могла спать. Я засыпала в 3, просыпалась в 6, период был неспокойный. Но к спорту я вернулась практически сразу, в этом помогла и моя работа. Для новых проектов нужно было быть физической подготовленной, я стала заниматься боксом и танцами на пилоне. Это огромная нагрузка, но зато подтягивает все тело.

– У тебя есть бьюти-ритуалы?

Я не хожу в салоны, все делаю сама. Например, раньше делала кубики из льда, сейчас такие кубики появились у Anne Semonin. Если мне не нравится утром, как я выгляжу, то беру эти ледяные кубики и протираю ими лицо.

Вообще я считаю, что нужно учиться все делать самой – я могу делать и макияж, и прически. По макияжу я даже взяла несколько уроков у визажиста Наташи Маловой. Если бы когда-то этого не сделала, сейчас точно бы ничего не успевала.

У меня в ванной всегда все разложено по полочкам: по несколько фенов, плоек, резинки, шпильки, невидимки… Отдельная полка для тона, отдельная – для румян. И что самое интересное, я всем этим пользуюсь!

– А есть любимые средства?

Я очень люблю гель для умывания Anne Semonin, тональный крем Bobbi Brown, хайлайтер Becca, тени M.A.C, тушь Lancôme.

Вчера вечером, видимо в предвкушении нашей встречи, я не могла угомониться и начала разбирать косметику. Разобрала все помады, красиво разложила их по коробочкам. Косметики очень много: я постоянно покупаю новинки, пробую разные кисти. У меня столько кистей! Мне надо разобраться!

– Если бы ты была ароматом, то каким?

Memo Granada. Все говорят, что он очень терпкий, насыщенный, но я его на себе не чувствую.

Интервью и текст: Ольга Кулыгина
Фото: Евгений Сорбо
Благодарим ресторан China Club за помощь в организации интервью.

Читайте также Косметичка актрисы: 9 любимых средств Натальи Бардо

Крем для лица с голубым ретинолом, скраб для тела с песком с острова Бора-Бора и помада для девушек со светлой кожей – актриса Наталья Бардо рассказала BeautyHack о любимых средствах.

Поколение Z. Актриса Анфиса Черных: «Я вижу рядом с собой гения»

Анфисе Черных – 21 год. А 6 лет назад она уже сыграла с Хабенским в «Географ глобус пропил», 8 лет назад – в социальной драме Грачевского «Крыша». Как из класса виолончели Анфиса попала на съемочную площадку, как боролась со страхами и чем она занимается сейчас – в интервью BeautyHack!

Косметичка актрисы: Любовь Инжиневская

Любимая актриса Ренаты Литвиновой и любимая модель Александра Терехова – о трепетном отношении к ароматам, японским средствам и спорту «с характером».

На чемоданах: как путешествовать во время беременности

Западная традиция устраивать babymoon за несколько месяцев до дня икс постепенно приживается и в России. BeautyHack рассказывает, куда и зачем ехать, будучи в интересном положении.

Выбор блогера: лучшие матовые помады

Колумнист BeautyHack и автор блога BeButterfly Юлия Петкевич-Сочнова поделилась списков матовых помад, которые вас точно не разочаруют.

Выбор бьютиголиков: 15 тональных средств, которые вошли в историю

За что весь мир любит Les Beiges, Chanel? Почему Double Wear, Estée Lauder должна попробовать каждая девушка? В подборке BeautyHack – классические тональные основы, bb-кремы и флюиды, которые вам нужно знать.

Рейтинг@Mail.ru