1. Интервью

Валентина Ясень о свободе: быть собой, не красить волосы и делать, что хочется

Наталья Пикус
Наталья Пикус
20.12.2019

Собираясь на интервью, я не понимала, чего мне ждать. Валентина Ясень на фотографиях невероятно харизматична. Гордая и уверенная в себе, профессиональная модель: позы, взгляд – все заряжено энергией, цепляет. В своих интервью же – как будто неуверенная, немногословная.  

Все, что я знала точно, – что ей 65 лет, карьеру модели начала всего пару лет назад. После того, как сын выложил в сеть ее снимок, а хваткие на особенные лица фотографы сделали портреты.

Все узнали о невероятной Валентине Ясень после серии известного фотографа Ирины Недялковой – та love story, где красивый немолодой мужчина прячет в объятиях от ледяного ветра Финского залива аристократичную женщину, облетела мир и осталась в истории.

Вьетнамский Harper’s Bazaar, December, 2019. Photo: Amer Mohamad

Сейчас Валентина – одна из самых известных моделей агентства Oldushka, снимается для крупных ритейлов и в рекламе бьюти-брендов. Постоянно живет в Питере, а в Москву приехала для участия в конференции, организованной компанией «Черный жемчуг» – говорить на тему возрастных стереотипов. 

После ее выступления меня пригласили знакомиться. И я вдруг поняла, что не знаю отчества Валентины – оно нигде не фигурирует! Она, считав мое замешательство, мягко улыбнулась – Михайловна. 

– Сейчас я чаще всего представляюсь «Валентина».

– Расскажите про вашу первую фотосессию? – задаю простой вопрос, чтобы дать нам время привыкнуть друг к другу.

– Меня снимали для небольшого бренда одежды, такие замечательные ребята. Я пришла вовремя, они подошли чуть позднее, я не знала, с чего и как все начнется – у меня ведь не было никакого опыта. Визажист должна была привести в порядок лицо. Первое прикосновение – и я подумала: «Она делает такие странные линии, мышцы немного растягиваются… Ну, ничего, наверное, она учится, я буду первооткрывателем, на мне будут учиться накладывать возрастной макияж, пробовать цвета». Потом они сделали мне дивную прическу, косицы корзиночками. Я делала неловкие движения какие-то, но сразу решила – буду стараться сделать все, что они просят. Эмоция была: «Ребята, только б вас не подвести!».

– Какие у вас были планы на жизнь до того, как в ней появились съемки? О чем вы мечтали?

– Были бытовые, житейские планы: я работала санитаркой в аптеке, хотела проводить время с внучкой, Евочкой… Но сын все говорил: «Мама, тебе надо съездить в Индию». Наверное, я себя как-то печально вела.

– Кто по профессии ваш сын Михаил?

– Художник-иллюстратор. Но он просил о нем не говорить.

– Я читала, что именно он разместил ту фотографию в соцсетях, с которой и началась ваша новая жизнь модели. Почему он вдруг решил сделать это?

– Откровенно говоря, мне сложно сказать, как и почему это произошло. Мы с сыном друзья, это замечательно. Думаю, Михаил сделал это из опасения, что я начинаю ржаветь, отказываюсь от телефонов, компьютеров… Сейчас я понимаю, что это необходимо, убеждаюсь в этом, хотя у меня не очень получается – осваивать то, что дает сегодняшнее время.

Перевожу разговор в более легкое русло – восхищаюсь ее смелостью и свободой не красить волосы. Серебристый выглядит невероятно органично и стильно, очень по-европейски. Но в России пока седину принято закрашивать.

– Я тоже красила. А потом какое-то время не было возможности это сделать. Меня пригласили на съемки, я сказала: «Ой, у меня волосы не в порядке». А мне ответили: «Приезжайте какая вы есть, может быть, это и хорошо, что вы с сединой». Я приехала. Рассмотрела себя в зеркало, и мне это понравилось: вот эти морщиночки – я же их никуда не смогу убрать, и они как-то уравновешиваются сединой.

Adolfo Dominguez FW 2018. Photo: Carlos Arjiz

Встретила свою приятельницу, она сказала: «Валя, как ты выглядишь! Почему ты не красишь волосы, лентяйка?». Я ничего не успела даже объяснить, а сейчас понимаю, что мне мой цвет волос нравится, потому что это естественно.

Мне интересно наблюдать, что происходит со мной с течением времени, потому что это то, что я себе не придумывала, – это мне дается природой. Это возможность познать себя максимально естественно, какая ты есть – и слава богу.

– Как прийти к этому? В наше время существует миллион возможностей себя изменить и сделать желаемую внешность, как под таким давлением удержать и не улучшить что-то?

– Я еще на пути к себе. Где-то было сказано, что человек вмещает внутри три Я: как тебя воспринимают, что ты из себя хотел бы представлять (я себя всю жизнь строила как-то, воспитывала, пыталась соответствовать: занималась какой-то гимнастикой, не ела на ночь и т.д.) и что ты есть на самом деле – это то божественное, что тебе дано природой, – и мне это интересно в себе понять. Я могу это понять, если буду честна перед собой. Это не всегда получается, но я этого очень хочу. И возраст дает эту возможность. Говорить то, что думаю, не боясь, что это кому-то не понравится, ведь потакание иногда уводит нас от пути к себе.

– Вы научились говорить «нет»?

– Учусь.

Мы сидим в уютной комнате среди мольбертов и книг об искусстве, Валентина Михайловна – такая изящная, с красиво заплетенной косой и прямой спиной. Вообще-то я собиралась говорить про бьюти-уходы и модельную жизнь, но у нее удивительные глаза, теплые и мудрые: кажется, у нее есть ответы на главные вопросы – как правильно и счастливо жить. Нет, она не неуверенная в себе – просто очень тщательно подбирает слова. Вникает в вопросы, обдумывает их, подробно отвечает. Иногда кажется, что не мне – себе. 

GRAZIA Special Issue 2019. Photo Vladimir Vasilchikov

– Вы работаете с молодыми креативными ребятами, которые максимум сил и времени отдают работе и находятся в вечном поиске баланса между делом жизни и семьей. Исходя из своего опыта, в какую сторону вы бы качнули маятник?

– У каждого совершенно свои ориентиры. В какой-то момент мне сильно хотелось, чтобы у меня была семья, чтобы заботиться, дарить нежность. Ты можешь быть счастлив в таких элементарных вещах: вкусно накормить, побыть рядом… Твой настрой решает очень многое. Оглядываясь назад, я ни о чем сейчас не жалею. Были моменты невероятного отчаяния – у каждого из нас есть свои испытания, и мы должны это пройти, ведь если мы сбросим их на чужие плечи, эти же трудности дадутся нам позже в другом варианте. Но пройдя их, мы становимся сильнее. Единственное, о чем могу жалеть… О том, что мало уделяла внимания ребенку. Хотелось бы, чтобы были еще дети.

– Потому что много работали?

– Возможно, потому что были какие-то амбиции. А с другой стороны – может быть, в этот период сын не надеялся на маму и папу, а сам познавал жизнь: двор, улицу, драки. 

Вдруг Валентина Михайловна спохватывается.

– Наташенька, я, наверное, очень много говорю, хочу научиться говорить кратко.

Я протестую: хватит с нас упрощенного языка мессенджеров и соцсетей, плавную литературную речь Валентины Ясень хочется слушать вечно.

– Я читаю Бунина: стихи, прозу. Чтобы насладиться русской речью – подробной, богатой, с нюансами... Удивительный у нас язык.

– А на современном бегло говорите? Инстаграм сами ведете?

– Нет, его ведет Игорь (Игорь Гавар – основатель первого возрастного модельного агентства Oldushka – прим. Ред.), спасибо ему большое. 

– Читаете комментарии? 

– Иногда читаю. Там все так по-разному…

– Мне кажется, там только восхищение.

– Есть разные отклики… Я опять-таки понимаю, что это про восприятие человека. Нельзя обольщаться или огорчаться. Критические замечания побуждают не только к тому, чтобы доказать всем, что ты можешь быть другой…

– То есть не задевает?

– Иногда задевает. Миша говорит мне не читать, а я раз – и подсмотрю. Обращу на что-то внимание и, если соглашусь с каким-то отрицательным мнением, смогу подкорректировать в какой-то работе.

– А какая вы в работе? На все согласны? Бывает, что чувствуете «нет, это не мое, на это не готова»?

– Нет. Мне кажется, говорить так неэтично. Я хочу приходить белым листом – у меня так с первой фотосессии.

– Как друзья принимают ваши перевоплощения?

– Некоторые перепуганы, но все за меня рады. Мое окружение – это интеллигенты-труженики, скромные люди. Им удивительно все, что со мной происходит.

На лекции про возрастные стереотипы много говорили об образе жизни и том, что нельзя прекращать наряжаться. Валентина Михайловна одета со вкусом, с вниманием к деталям.

– Валентина Михайловна, а вы каблуки носите? 

– Я очень люблю каблуки. Обычно в Москву я обязательно беру ботильоны на съемки. Выбираю удобные.

– Вы только на съемки их надеваете или на выход тоже?

– Обязательно! Я ведь хожу по Петербургу!  

– У вас поменялся стиль одежды после того, как вы начали сниматься для модных брендов?

– Нет. Я люблю старые вещи, люблю комбинировать, сочетать..

GATE 31. Photo: Artem Vassiliev

– Новые марки распробовали, покупаете?

– Мне очень нравится, но это слишком дорого для меня.

– Вам еще не дарят одежду?

– Игорь дарил мне два платья. Но они слишком нарядные, пока висят.

– У вас замечательная сияющая кожа, расскажите о своей бьюти-рутине?

– К сожалению, я еще не знаю всех терминов… Недавно узнала, что такое make. Мне очень нравится все, что сейчас происходит в плане красоты.

Я объсняю про рутину, про ритуалы ухода за собой. 

– Поняла. На ночь умываюсь пенкой Estel – мне подарили, с удовольствием пользуюсь, наношу облепиховый крем – очень люблю «Невскую косметику». Утром реже наношу что-либо, ленюсь. Иногда делаю маски, если о съемках предупреждают за 2-3 дня, особенно люблю глиняную.

Но то, на что времени не жалею, – уход за волосами. Обязательно на ночь и по утрам, наклонив голову, не менее 15 минут я их вычесываю, массирую кожу головы – активизируется кровоток, корни питаются. Так ты снимаешь с волос негатив, который они берут на себя, чтобы нейтрализовать и спасти что-то более важное в тебе.

Еще нам, женщинам, обязательно нужно высыпаться. Мой замечательный знакомый говорил: «Женщине, чтобы она походила на женщину, надо спать 18 часов в сутки…» Тогда она спокойная, умиротворенная – то, что нужно семье, любимому. 

– Вы сейчас востребованная модель. Модели обычно следят за питанием, занимаются спортом…  

– За питанием не слежу, мне не нужно, потому что у меня сейчас студенческий размер – это очень удобно. Мне до сих пор подходит одежда, которую я покупала когда-то давно. Нравится, что я такая архаичная, могу носить платья с историей, которым много лет. Вспоминаю: в этом была с тем-то тогда-то… Поэтому и питание обычное. Не могу заставить себя завтракать, во время съемок тоже обычно не ем – не хочется, я как будто питаюсь эмоциями, насыщаюсь этой красотой вокруг. 

Именно в этот момент в комнату приносят закуски и кофе – девушки-организаторы переживают, что Валентина Михайловна голодна. О ней вообще все очень заботятся – периодически звонит Игорь Гавар, узнает, не устала ли модель от меня – мы ведь уже почти два часа разговариваем. И я понимаю их волнение: Валентина Ясень испытывает такую благодарность за интерес к себе, так боится доставить малейшее беспокойство, что, скорее, будет терпеть любые неудобства, чем о чем-то попросит. Поэтому я тоже включаюсь в этот клуб и, подвигая к ней поднос с едой, предлагаю прерваться. Но Валентина Михайловна мягко улыбается: 

– Нет-нет, я же говорю, не могу есть! Вы вот попробуйте этот салат обязательно, а я пока про спорт расскажу. Я занималась всеми видами спорта! Футбол, баскетбол, волейбол… С художественной гимнастикой и танцевальным кружком было сложнее: я плохо запоминала движения, хотя данные были. Поэтому мою младшую сестру Танечку оставляли, а мне говорили идти в другой коллектив. 

– Обидно было? 

– Не помню. Я бежала в другие коллективы! В молодости с этим просто. 

Я пытаюсь расспросить Валентину Михайловну о семье, но эта тема за рамками.

– Я бы очень хотела сохранить семью для себя. То, что происходит с Валентиной Ясень сейчас, пусть идет отдельно. 

– Вы отделяете этот образ от себя? 

– Да. Но это не роль. Просто на каждой фотографии, к примеру, рука какого-то стилиста, визажиста… На редкой фотографии я вижу себя: умиляюсь, удивляюсь, восхищаюсь…

– Первый раз я увидела вас в работах Ирины Недялковой. Невероятные снимки! И вы так позируете – невозможно поверить, что вы не профессиональная модель. У вас такое пластичное тело, такое разное лицо везде…

– Тогда было очень холодно, мы с моим партнером Сергеем Арктикой замерзли, а в экстремальных условиях человек максимально естественен, все маски, комплексы как будто снимаются. Нами полностью руководила Ирина («Руку туда, улыбнитесь, пробегитесь…»), она как бы была нами. Разные, но естественные образы получаются, потому что хочется поблагодарить всех людей, которые иногда аж по два часа тебя готовят, хочется вернуть все, что в тебя вложили!

Photo: Irina Nedyalkova

– У вас появились свои секреты работы перед камерой?

– Нет, только ощущаю, что тормозы есть. Это все-таки воспитание… Меня воспитывали строго, но я всегда делала то, что мне нужно (а потом стояла на коленях, наказанная), была мальчиком в юбке. 

­– Сейчас очень модно копаться в детстве, искать травмы, причины, почему в жизни что-то не так складывается… 

– Я себя сейчас пытаюсь воспитывать мыслью, что никто не виноват в том, что со мной происходило, происходит и будет происходить: вот что-то случилось – значит, так мне нужно было. Это меня освобождает от претензии к кому-то. Это такая роскошь. Себя тоже не нужно винить.

– Не могу не спросить: вы влюблены сейчас?

– Да. Это очень счастливый момент, он не зависит от цифр в паспорте. Любовь в любом возрасте одинаковая. В моем понимании это отдать, подарить… Жертвенность. Мне кажется, женщина имеет на это право.

– Еще она имеет право быть счастливой…

– А это разве не счастье? Дарить… Это то, что нам дано и что мы можем развивать в себе. Можно жить ради этого.

– Насколько ответная любовь мужчины важна для женщины? 

– Моя личная позиция: женщине нужно постоянно быть влюбленной. Это непросто, это не всегда получается, но это обязанность женщины! 

– Вы вместе с мужчиной, в которого влюблены?

– Нет, мы не вместе. Но это не мешает чувству во мне, которое он вызвал. Спасибо ему за эти эмоции. У меня был замечательный опыт моих родственников: моя бабушка всю жизнь любила только своего мужа, у моей мамы было несколько браков. 

– А чей опыт вам ближе?

– И то, и другое я принимаю, потому что это мои родные люди. И бабушкин, и мамин опыт – во мне!

– У вас сейчас загруженный график? 

– Когда я в прошлом году получила «Модель года» (премия журнала Glamour – прим. Ред.), я была уверена, что стану очень востребована. Но движение и съемки начались сейчас.

– Любите путешествовать? Где были?

– Очень люблю! Была в Финляндии, в городе Тампер. Это был мой первый выезд за границу, мы ездили с сыном. Я заглядывала в окна, смотрела, какие шторки… Один раз я там заблудилась, полчаса бродила, а потом смотрю – в окне на втором этаже мне машут! Мужчина с огромной бородой и голубейшими глазами, похожий на большого гнома. В советское время с мужем ездили в Эстонию, тоже было ощущение заграницы. Спасибо «Олдушке» за поездку в Китай, нас с Сережей Арктика (партнером по той самой съемке) пригласили, приняли нас очень радостно, узнавали на улицах, фотографировались. Мне очень понравился Восток, китайцы сильно отличаются от тех, которые приезжают к нам на экскурсии. Ездят рядышком на велосипедиках, мопедиках, никто никого не обижает, никаких криков, все пропускают друг друга. 

У меня еще миллион вопросов. Но нас решительно прерывают – Валентине Михайловне пора на поезд. Я нехотя отрываюсь от нее, спрашиваю напоследок.

– Вы счастливы сейчас?

– Откровенно скажу: это счастливый момент. Мой стакан маленький, но я пью из своего. Каждому из нас дана судьба своя, но всегда можно что-то изменять.

Текст: Наталья Пикус.

Фото: предоставлено агентством Oldushka.

Читайте также