Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

Запах книги: 22 аромата, посвященных литературе

5 месяцев назад

Прочитав эту статью, вы убедитесь, что парфюмерии все виды искусства покорны. В том числе и литература.

Есть у меня два отличных хобби – книги и духи. Иногда они пересекаются: в книгах лихо закручиваются ольфакторные сюжеты, как, например, в «Парфюмере» Патрика Зюскинда. А парфюмеры, в свою очередь, сочиняют композиции по мотивам литературных произведений, в честь писателей и книжных персонажей, да просто с ностальгическим запахом книжных полок и пыльных библиотек. 

Одна из таких новинок – Bibliotheque от Byredo. Хозяина бренда брутального шведского бородача Бена Горхэма вряд ли можно заподозрить в любви к буквоедству, он больше известен как баскетболист и модель – но вот выпустил же духи с приторно-пыльным запахом старинных томов и рассыпающихся от ветхости переплетов.

 

Еще из свеженького – весенняя коллекция Jo Malone под названием The Bloomsbury Set Collection. Она посвящена британскому кружку «Группа Блумсбери», в который входили писатели, художники и прочие представители интеллектуальной элиты страны. У всех пяти ароматов коллекции говорящие названия – “Голубой гиацинт”, “Садовые лилии”, «Кожа и артемизия», «Табак и мандарин», «Виски и кедр», отлично воссоздающие атмосферу творческих посиделок.

 

Более известные ароматы для и про книголюбов – знаменитый Paper Passion, над которым в числе прочих работал сам Карл Лагерфельд, и Paperback от Demeter. Первый крепко и вкусно пахнет раскрытым томом и лаком книжного шкафа. Второй один в один передает дух читального зала где-то в далекой провинции: сухо, тихо, даже страницы не шелестят, потому что уже изрядно обмахрились по краям. Уютно.

 

Если же начать парфюмерно-литературный разговор, как положено, с истории, одними из первых книжную тему подняли Guerlain. В 1909 году французский писатель и военный моряк Клод Фаррер выпустил роман «Битва», а через десять лет появился фруктовый шипр Guerlain Mitsouko, названный именем главной героини японки Йорисака Митсуко.

А ольфакторным впечатлением от романа «Ночной полет» французского военного (теперь уже летчика) Антуана де Сент-Экзюпери стал древесно-пудровый Guerlain Vol de Nuit

 

Парижанка Мажда Беккали в каждом из своих творений использует скульптуру – просто посмотрите на флаконы ее бренда Sculptures Olfactives. Но время от времени обращается и к литературному жанру. Один из ее бестселлеров Tendre Est La Nuit с нотами бессмертника, артемизии, китайского перца, хотя и отсылает к роману Френсиса Скотта Фицджеральда «Ночь нежна», но посвящен его жене Зельде Фицджеральд, ставшей прототипом главной героини. И кстати, обладавшей не менее ярким писательским талантом, чем ее супруг.

Бестселлер второй – пряный смолистый аромат Mon Nom Est Rouge, что в переводе означает «Меня зовут красный», сделан в честь одноименного романа турецкого писателя Орхана Памука. Этот роман – «детектив наоборот»: убийца признается в совершенном преступлении в самом начале, а сюжет построен на том, чтобы единственным свидетелем (иначе говоря, соучастником) сделать читателя. Так и Мажда: с самого начала выпускает «убийцу» – острые, колючие альдегиды вперемешку с терпким имбирем, к которым чуть позже присоединятся турецкая роза и многоголосый хор пряностей в лице кориандра, корицы, тмина, кардамона. В этом аромате одни чувствуют горячий резкий металлический запах свежепролитой крови, другие – шумный восточный город с минаретами и разлитыми в воздухе запахами кофе, мёда и табака.

 

Между тем любовь парфюмеров к литературным персонажам женой японского адмирала Митсуко и героями Памука не ограничивается. Иногда им посвящают целые бренды. Помните, герои какого произведения жили в итальянской Вероне? Все верно, враждующие кланы Монтекки и Капулетти из трагедии «Ромео и Джульетта». Так вот c 2012 года там живет и парфюмерный дом Giulietta Capuleti, увековечивший имя шекспировской героини в своих ароматах. Коричневые флаконы-прямоугольники украшены подвесками с золотым кинжалом и легким перышком. В замшевом футляре-конверте – письмо Джульетты. Названия ароматов отсылают к юности и первой любви: цветочно-пряный Ballo in Maschera с шафраном и туберозой приглашает на праздник жизни; Bugia Bianca с полынью, мятой, жасмином и коньяком опьяняет; Ritorno Amaro с черной смородиной, анисом и франжипани намекает на глубину чувств и горечь расставания.

 

Чуть не забыла: есть у юной героини трагедии и альтернативная парфюмерная интерпретация. Около десяти лет назад жгучий брюнет Романо Риччи представил публике свой парфюмерный бренд Guliette Has a Gun, где Джульетта намерена показать всем, как надо бороться за любовь. Поэтому взялась за оружие, а духи носят имена типа Mad Madame, Gentlewoman, Citizen Queen.

 

Если любите английскую литературу, вам на сайт марки Ravenscourt Apothecary. Его основательница – русский фотограф и парфюмер Татьяна Кузнецова живет в Лондоне и сочиняет натуральные духи в честь героев британских произведений. К примеру, Алиса в Стране чудес – это аромат жасмина, мандарина и нероли; Дориан Грей на первый взгляд безобидно пахнет джином, веривером и цитрусами; отважной скромнице Джейн Эйр посвящена композиция из мускатного шалфея, розы и бергамота, а ее возлюбленному таинственному мистеру Рочестеру – ладанно-пряная. А еще есть демонический Хитклиф из готического романа «Грозовой перевал» Эмили Бронте, Элизабет Беннет и мистер Дарси из «Гордости и предубеждения» Джейн Остин.

 

Разумеется, великие «носы» отдают дань почтения и собственно авторам. Так, у французского бренда Histoires de Parfums есть целая серия, посвященная литературным деятелям. По названиям ароматов можно заучить если не полностью биографии писателей, то хотя бы год их рождения: 1804 George Sand, 1828 Jules Verne; 1873 Colette, 1899 Hemingway.

Примерно ту же цель – рассказать о знаменитых авторах, а заодно об атмосфере, в которой они творили, – преследует марка Jardins d’Ecrivains. Если верить их ощущениям, то в кабинете Жорж Санд (духи George) не переводился кофе, помещение застилал табачный дух, а деревянный стол был завален бумагами.

А рабочее пространство Льва Толстого в яснополянском имении (парфюмированная свеча Iasnaia Poliana le Jardin de Tolstoi) – это брутальная смесь запахов сухой полыни, кожи и скипидара.

 

Случается, что книга и аромат создаются одновременно. Так, в 2012 году легендарный французский «нос» и основатель бренда L’Artisan Parfumeur Бертран Дюшофур и парижский блогер Дениз Болье (http://graindemusc.blogspot.ru) рассказали потрясающую историю о том, как появился аромат Séville à l’Aube: «Однажды Дениз прочла мне свой рассказ о том, как в юности проводила пасхальные каникулы в Севилье и у нее там случился роман. Она невероятно осязаемо описала запахи апельсиновых рощ, церковной службы, одеколона прихожан. Так я выпустил духи, а Дениз — книгу The Perfume Lover». Духи

 

Иногда из страсти к чтению появляются совсем уж революционные проекты. Именно так открыл свое парфюмерное издательство Фредерик Малль – внук основателя Parfums Christian Dior, племянник режиссера Луи Малля, представитель французской богемы, арт-консультант, коллекционер современного искусства. Упаковка духов Editions de Parfums Frederic Malle офомлена по образу и подобию книжной – на ярко-красной суперобложке указано имя автора-парфюмера, его портрет и аннотация. «Вдохновением для дизайна стали книги издательства Gallimard, – говорит Малль. – И сам я работаю как издатель: парфюмеры сочиняют – я оформляю, выпускаю тираж и продаю». И отлично справляется, если честно.

 

Ну а закончить рассказ о межкультурных связях было бы логично на лирической ноте – стихами. Их автор – Монтри Умавиджани, переводчик и поэт из Таиланда. Его дочь Писсара (Плои) Умавиджани, французский парфюмер тайского происхождения, все пять ароматов своей марки Parfums Dusita Paris посвятила творчеству отца:

Это верно, что человек

Не должен увлекаться мечтами;

Но без этого

Что есть жизнь? 

Текст: Марина Сютаева

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Рейтинг@Mail.ru