1. Красота

Не вешать нос! Как ринопластика изменила мою жизнь

08.09.2017

Редактор BeautyHack Наталия Капица рассказала, как решилась на септоринопластику и почему ей отказали в операции 12 лет назад.

Моя история

В наследство от мамы мне достались пухлые губы, от папы – немаленький нос. Жить он мне не мешал и даже придавал ту самую «изюминку». С «неправильным» носом я не испытывала недостатка в поклонниках: c ним сходила замуж, с ним же и развелась.

Мысль, что он мог бы быть и поменьше, вложили мне в голову не одноклассники (им было вообще все равно) и даже не глянцевые стандарты (в Cosmo об этом писали мало, Instagram еще не придумали), а любимая тетя, случайно обронив фразу: «Сложно тебе придется с таким носом….». Я это благополучно забыла, но мое подсознание – нет.

На втором курсе медицинского университета оно об этом «напомнило»: собираясь с подругами в кино, вдруг поняла, что у меня ужасный профиль и дальше с ним жить нельзя.

В начале 2000-х пластическая хирургия в Беларуси была не очень развита, особенно в областных центрах. Но в Гродно нашелся врач, удачно исправляющий перегородки и носы. Записаться на прием было практически невозможно: пришлось ждать 2 месяца.

В день X я влетела в кабинет со словами: «Когда можно сделать операцию по уменьшению носа?» Но вместо ожидаемого «завтра» услышала: «Девушка, вам не нос нужно оперировать, а к психотерапевту сходить – лицо гармонично».

Отличная напутственная фраза для студентки медико-психологического факультета!

На всякий случай хирург осмотрел меня на предмет искривленной перегородки, но, не найдя ни одного «отклонения», отправил домой. Денег на частную дорогую клинику тогда не было, поэтому с мечтой о новом носе пришлось попрощаться.

Как это часто бывает: все решил случай. Шесть лет назад я получила травму – моя перегородка сильно пострадала. С тех пор одна ноздря практически перестала дышать, а постоянными спутниками стали хронический насморк и капли. Год назад меня осенило: теперь точно не откажут. Здравствуй, новый нос!

Выбор хирурга

Через 12 лет после первой консультации многое изменилось: сегодня сделать септоринопластику можно практически в любой государственной больнице или частной клинике.

Но когда тебе 30, к вопросу выбора хирурга подходишь уже с позиции «хочу лучшего». Для меня, после трехдневного изучения форумов, таковым оказался Горбачев Александр Николаевич – врач клинического центра пластической хирургии и косметологии (г. Минск).

На прием записали практически сразу же, а вот операции пришлось ждать полгода – очередь. На первой встрече мой чудо-доктор тоже хотел меня отправить к бывшим однокурсникам – психотерапевтам, но, услышав о травме, передумал. Западение спинки носа стало решающим: операции быть!

Вместе с хирургом мы решили, что радикального изменения формы не будет, – с инстаграмной «куриной косточкой» я потеряю индивидуальность.

Компьютерного моделирования мой «олдскульный» Александр Николаевич не делал, полагая, что настоящие шедевры рождаются в процессе. Мне осталось только довериться маэстро и уповать на то, что рука в ответственный момент не дрогнет.

 

К чему готовиться?

Прочитав кучу информации о ринопластике, решила, что не буду брать отпуск: девочки писали, что уже через неделю после операции отплясывали в клубах. Не повторяйте моих ошибок! К нормальной жизни без гематом, тонн тональной основы и красных белков я смогла вернуться только через полтора месяца.

За неделю до операции нужно сдать анализы: в том числе и развернутое биохимическое исследование крови, ЭКГ и флюорографию (с полным списком можно ознакомиться тут). Если какие-то показатели будут не в порядке, в ринопластике откажут.

Перед самой операцией вводят успокоительное: в операционную я пришла на своих ногах, улыбаясь и рассказывая медсестрам о будущей прекрасной жизни с новым носом идеальной формы (не пела – уже хорошо!).

 

Если есть хронические заболевания, то в течение 10 дней после операции будете принимать антибиотики. Во многих клиниках домой отпускают на следующие сутки после вмешательства. Я оставалась в стационаре 3 дня (+1 дополнительный, но об этом чуть ниже) – таковы правила центра.

Утром и вечером мне кололи антибиотики (у меня тонзиллит). Это больно – взрослая девочка плакала, как ребенок: а как же без жертв? После выписки инъекции заменила на «Макропен» – 3 раза в день по одной таблетке.

Первые дни после операции

Операция длилась три часа! За 10 минут до окончания меня разбудили: не страшно, не больно – под действием наркоза хочется обнять весь мир и заплакать от радости.

Когда привезли в палату, первая мысль была: «И это все?» Схватилась за телефон, тут же позвонила папе и сообщила, что у меня ничего не болит и я могу хоть завтра бежать на работу. Но выводы были преждевременными.

К вечеру появились огромные отеки и ярко-фиолетовые гематомы. Чтобы хоть чуть-чуть облегчить мои страдания, медсестра периодически наносила под глаза гель «Траумель» (эффекта от любых мазей – ноль: проверено). Дышать можно только ртом: в ноздрях турунды.

Без обезболивающего первые несколько дней не обойтись – инъекции вводят по требованию пациента. Есть можно только жидкую пищу через трубочку. Первые 24 часа вставать, а уж тем более принимать душ самостоятельно запрещено: меня везде сопровождала медсестра.

Через три дня из ноздрей достают турунды. Увы, но мне пришлось продлить «общение» с ними еще на сутки – открылось кровотечение. Как я ни умоляла отпустить меня домой, мотивируя это тем, что любимый BeautyHack пропадет без минского редактора, хирург был непреклонен: еще сутки в стационаре.

Реабилитация

Лицо без отеков и синяков на 10-й день – миф! Домой я приехала, дыша носом, но с гипсом и фиолетово-черным «цветником» под глазами.

На 5 сутки отказалась от обезболивающих. Наклонять голову и принимать ванную в течение месяца нельзя – может вызвать кровотечение.

Для любительниц спать на животе у меня плохие новости: два месяца вам придется смотреть сны, лежа только на спине.

Гипс сняли на 12-й день. Приподнять его и посмотреть, что получилось, я пыталась и раньше. Но лучше этого не делать, если не хотите, чтобы все страдания оказались напрасными, – после операции нос «пластилиновый» и даже легкое нажатие может его деформировать.

 К зеркалу подходить было страшно: боялась, что операция не помогла и «нос и ныне там». Зря! Картинка настолько обрадовала, что хотелось побежать и расцеловать моего Александра Николаевича и его золотые ручки. Правда, через 10 минут отек, который сдерживал гипс, «расплылся» по лицу, а желание сделать 10 селфи и разослать его друзьям отпало.

На заметку: отек спадает до года! И какие бы мази, таблетки и инъекции вам не советовали в интернете, поможет только время. Первый более или менее отдаленный результат вы увидите не раньше, чем через три месяца, – запаситесь терпением.

 

Швы снимать не нужно – хирурги используют саморассасывающиеся нитки.

Синяки и кровоподтеки в глазах проходили месяц, но через 3.5 недели их вполне реально «спрятать» под слоем плотного тонального крема.

 слева - 18 дней после операции, справа - месяц

К занятиям спортом я вернулась через 3 месяца – начала качать пресс и приседать. Сегодня с момента операции прошло чуть больше 5 месяцев, но спокойно надеть свитер через горло я не могу – приходится проявлять чудеса изобретательности, чтобы не задеть нос (немного больно).

Отек по-прежнему при мне, но уже не такой сильный, как первые 2 месяца. Кончик и спинку я еще не чувствую – к вечеру кажется, что он «оттаивает», но к утру снова становится жестким.

Как изменилась жизнь после ринопластики

4 месяца после операции

«Новый нос меняет жизнь!», – с такими словами коллеги проводили меня на операционный стол. Сейчас могу со 100% уверенностью подтвердить эту фразу. Как изменилась моя жизнь, рассказывать не буду – слишком личное. Но такого волшебного эффекта не дали даже 1.5-годичные регулярные сеансы у психотерапевта – по совету хирурга я таки к нему сходила и окунулась в процесс борьбы с собственными комплексами и головой. И, да, теперь я люблю фотографироваться в профиль.

P.S.

Через месяц после операции, когда желтые круги под глазами еще не сошли, мы вместе с мамой и трехлетней племяшкой шли в церковь. На дороге Злата резко остановилась и спросила: «Бабушка, а ты умеешь водить машину? Давай поедем к доброму волшебнику, чтобы он вылечил Наташе носик». Глядя на этого маленького человека, я рыдала от любви и нежности. Когда-нибудь, наша малышка обязательно узнает, кто тот волшебник, который лечит носики, а пока мы ограничились ответом: «Носик почти здоров! Давай сохраним это желание для других случаев».

Лицо не меняется по взмаху волшебной палочки. Это серьезное хирургическое вмешательство и длительная реабилитация. Будут и синяки, и болезненные уколы, после которых трудно ходить, и отеки. Прежде, чем решиться, подумайте: так ли уж плоха форма, подаренная природой? В моем случае определенно стоило обмануть генетику, чтобы вылечить душу.

Читайте также