1. Красота
  2. Уход

Подорожают ли импланты и стоит ли поторопиться с операцией: врачи – о том, что происходит сейчас в пластической хирургии

Юлия Козолий
Юлия Козолий
13.05.2022

Георгий Даштоян, пластический хирург клиники K31+, рассуждая о том, как новые экономические реалии повлияли на индустрию эстетической хирургии, говорит о разном: расходных материалах, ценообразовании, импортозамещении. Но добавляет еще одну важную деталь – взаимодействие с иностранными коллегами: «Мы надеемся, что специалистов из России не будут изолировать, медицина всегда старалась оставаться вне политики, насколько это возможно. Но конечно, будет сложнее». При этом, нужно понимать, что мы говорим об индустрии, в которой трудится большое количество профессионалов, а устойчивость бизнеса зависит от заинтересованности клиентов. Возникнут ли препятствия для работы хирургов, будут ли пациентам доступны все операции, изменятся ли цены и как? Попросили ответить двух ведущих специалистов – Георгия Даштояна и Отари Гогиберидзе.

Георгий Даштоян
Георгий Даштоян
пластический хирург клиники К31+

Отари Гогиберидзе
Отари Гогиберидзе
основатель и ведущий пластический хирург клиники «Время Красоты»

Замедлится ли развитие индустрии? 

Отвечая на вопрос о том, как санкции отразятся на развитии отрасли, Отари Гогиберидзе настроен оптимистично: «Я считаю, что учиться лучше у нас. Я не видел ни одного пластического хирурга в мире, который оперировал бы лучше российского. У нас достаточно продвинутые технологии, талантливые специалисты и тренеры. Поэтому здесь я бы поспорил, что нам нужно у кого-то чему-то учиться. Конечно, в то же время, очень важно быть интегрированными в мировое сообщество, отслеживать новые тенденции и внедрять их, обмениваться опытом с коллегами из других стран. Я надеюсь, что мы не будем лишаться этой возможности в будущем. Но сейчас в сфере эстетической хирургии мы точно не отстаем. А, возможно, даже идем впереди». В этом смысле Георгий Даштоян его поддерживает: «Российский рынок пластической хирургии в большинстве случаев работает с женщинами. А русские женщины намного более притязательны к своему внешнему виду, чем западные. Поэтому и уровень пластической хирургии в России высокий. Но, чтобы его поддерживать, нам нужны знания и технологии, не хочется быть изолированным от всего этого». 

На что уже сейчас повлияли санкции?

«В основном мы используем расходные материалы иностранного производства, а то, что делается в России, – интеллектуальная собственность западных компаний. Естественно, многое сильно подорожало. Если мы говорим об эстетической хирургии, то это импланты. В ринопластике – это лонгеты, сплинты, нити. У всех нитей, которые мы используем, есть аналоги, допустим, белорусского производства, но они сильно уступают по качеству, поэтому цены на операции уже растут и будут расти, особенно на те, которые требуют значительных расходных материалов. 

Также к некоторым современным аппаратам перестали поставлять расходные материалы. Например, у вибрационного липосактора есть трубки, которые сегодня получить очень сложно – американцы напрямую их не завозят. Нам приходится искать обходные пути, и, естественно, все это ведет к повышению цен и логистическим сложностям», – объясняет Георгий.

С точки зрения клиента, стоит ли поспешить с операцией сейчас, пока цены не выросли больше? 

Отари говорит, что в их клинике цены и спрос на операции остались на прежнем уровне: для «Времени красоты» – это стандартно от двух до четырех операций в день. 

Георгий отмечает, что после начала нового раунда санкций люди разделились на два лагеря: тот, кто поспешил сделать операцию, и тот, кто перенес ее, чтобы подстроиться под новые реалии: «Определенное повышение спроса можно объяснить тем, что при отказе от путешествий и других благ у человека появляются средства, которые он может вложить в себя. И это действительно разумно. В такие темные времена люди больше вкладывают во внешность и здоровье – просто, чтобы почувствовать себя лучше. Когда вы не можете позволить себе большие покупки или не хотите их, не понимаете, где дальше будете жить, это инвестиция, которая всегда будет с вами. Но, с другой стороны, клиентам, которые копили на операцию, стало сложнее ввиду повышения цен».

А что насчет имплантов?

Информацию о том, что импланты вот-вот закончатся и нужно скорее делать операцию, Георгий называет «черным пиаром» и манипуляциями: «Призываю коллег не транслировать такие сообщения. Сейчас поставщики говорят, что планов по приостановке поставок нет. Импланты сильно выросли в цене, уже практически в два раза. Это и логистика, и курс и, возможно, желание компаний продать впрок. Цены на операции тоже выросли».

«Импланты на складах поставщиков пока есть, и сейчас решается очень важный вопрос дальнейшей логистики. Насколько мне известно, прямые поставки на данный момент невозможны, товары завозят через другие страны, и за счет этого увеличивается как время ожидания новых отгрузок, так и финальная стоимость товаров. Дефицит определенный испытываем, но думаю, что в скором времени процесс отладят», – добавляет Отари.

Можно ли надеяться на импортозамещение?

Импортозамещение – одна из горячих тем сегодня. Надежду на него публично возлагают и в индустрии пластической хирургии, но, на самом деле, специалисты говорят, что в сфере медицинских технологий оно вряд ли себя оправдает. «Я не верю в импортозамещение именно в таком виде: когда нет конкуренции, а есть одна или две фирмы, которые выпускают товары, похожие на западные, при этом у них нет стимулов развиваться и делать продукт более удобным или качественным, – объясняет Георгий. – Если говорить о хирургических инструментах, то в России есть удовлетворительные аналоги, но это инструменты повседневного использования. Если мы говорим о высокотехнологичных вещах, аппаратах, которыми проводим операции, электроножах, биполярах, аппаратах для липосакции, эндоскопах, все это производится на Западе или относится к интеллектуальной собственности западных компаний. Сейчас, на мой взгляд, в России нет готовых мощностей для того, чтобы полностью заменить западную продукцию. В бурный рост в изоляции я не верю. Обычно развитие, наоборот, происходит в синергии, когда вы какую-то запчасть покупаете в одном месте, другую – в другом, все это собираете и получаете крутой аппарат или крутые инструменты. Естественно, мы будем искать пути, заказывать через третьи страны, но и на цены это будет влиять – платит за это конечный потребитель».

А Отари добавляет: «К сожалению, например, импланты в России не производятся. И думаю, что не стоит этого делать. Знаете, есть страны, которые производят хорошие автомобили, а есть те, у которых это «не их конек». Безусловно, если поставить такую задачу, я не исключаю, что российские аналоги появятся. Что касается инструментов, то с ними проблем нет, потому что они производятся везде. Довольно большой процент инструментов, которые мы используем, – российского производства. Например, казанские очень качественные».

Говорят, что могут возникнуть проблемы с наркозом, так как он производится на Западе 

Хирурги сходятся на том, что именно в этой области проблем быть не должно. «Насколько мне известно, нет недостатка в анестезии, потому что западные страны понимают, что это действительно вещи первой необходимости. На газы и на анастезиологические аппараты нет запретов, их завозят, их можно покупать. Думаю, в будущем вырастет цена расходных материалов и в целом обслуживание будет стоить дороже», – говорит Георгий.

Читайте также
When this tag comes into view an alert dialog will pop up.