Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

Как я экспериментировала с цветом волос

5 месяцев назад

Наш постоянный автор Марина Сютаева за последние 4 месяца несколько раз сменила оттенок волос и рассказывает, зачем ей все это понадобилось и к чему в итоге привело.

Даже те, кто знаком со мной много-много лет, никогда не видели меня с каким-то другим цветом волос, кроме черного. Красить волосы я начала сразу после окончания школы, и оттенок меня более чем устраивал, хотя парикмахеры почему-то всегда хотели сделать цвет «полегче и поживее», «посовременнее», «не таким плотным», «создать игру бликов, света и тени». Нет, спасибо, мне все это было не нужно. Черное каре, особенно в сочетании с яркой помадой, ассоциировалось у меня с любимой эпохой Серебряного века, а заодно с девицами-эмансипе 20-х и актрисами немого кино – как-никак, я училась на филфаке и знаю толк в загадочных образах (здесь улыбающийся смайл).

И вот буквально в начале весны совершенно неожиданно меня настигла поговорка «седина в голову, бес в ребро». Кстати, про седину. С ней у меня натянутые отношения: мою голову она стала атаковать, когда мне исполнилось 19 лет, и все это время я ее закрашивала. Но вдруг меня осенило: хочу перекрасить свое «вороново крыло» – и не во что-нибудь, а в серебристый цвет, тот же седой – только более равномерный и благородный, как у моделей голливудского колориста Гая Танга в его инстаграм-аккаунте @guy_tang. Уж не знаю, что на меня нашло: то ли соцсети зомбировали, то ли настигло весеннее обострение желание перемен. Как бы там ни было, факт остается фактом – спустя более 15 лет после первого окраса в иссиня-черный я решила изменить ему. Или все-таки себе?

Сразу скажу: никакой искусственной седины у меня не получилось. Крашенные на протяжении долгих лет волосы оказались настолько забиты черным пигментом, что даже мощная смывка его не взяла – пряди у меня получились пошленькие рыже-коричневые, и колорист предложил тонировать их в ярко-синий. О, это даже круче! Тонируем. Правда, на моих волосах синий стал изумрудным – невероятно эффектно.

Поскольку красила я не всю массу волос, а только верхний слой, чтобы ненароком не убить все живое, что есть на голове, – получился задорный микс сине-зеленых прядей и холодных черных. Такой вот полурусалкой я ходила недолго: как оказалось, синий пигмент – чемпион по скорости вымывания, а голову я мою каждое утро. И день за днем я с грустью наблюдала, как стекающая с волос в ванну вода окрашивается в оттенки в гамме от бледно-голубого до цвета морской волны.

Это было красиво и немножко смешно, потому что, глядя на себя в зеркало, я сразу вспоминала любимые «Двенадцать стульев», а точнее – искрометный диалог Эллочки Людоедки и Остапа Бендера по поводу «мексиканского тушкана», крашенного зеленой акварелью:

– Шутите! – сказала Эллочка нежно. – Это мексиканский тушкан.

– Быть этого не может. Вас обманули. Вам дали гораздо лучший мех. Это шанхайские барсы. Ну да! Барсы! Я узнаю их по оттенку. Видите, как мех играет на солнце!.. Изумруд! Изумруд!

Несмотря на то что я изо всех сил поддерживала пигмент с помощью шампуня ядреного цвета «электрик» и такого же кондиционера, мой изумруд полностью смылся через три недели. Я же тем временем ощутила тягу к экспериментам с цветом. Записалась в парикмахерскую и произвела смывку еще раз. И когда пряди высушили, я поняла, насколько тяжела участь блондинок. Ведь как я обычно ухаживаю за волосами? Вымыла шампунем, нанесла кондиционер, моментально смыла, уложила феном с круглой щеткой – все. Готово. Теперь процесс обещал удлиниться, а число используемых средств – увеличиться. Потому что дважды обесцвеченные волосы выглядели, мягко говоря, нездорово: они стали практически прозрачными, вдвое более тонкими, какими-то мегапушистыми и неоднородной структуры. В итоге к «прожиточному» уходовому минимуму добавилась питательная маска, 3-й этап бондинга, несмываемое средство и масло для кончиков (Ааа!! Где время на все это найти?). А я выбрала серо-стальной тон, чтобы таки поседеть. Но, несмотря на смывку, он получился просто пепельным, без серебра и жемчужного блеска.

Окей. После того как и пепельный тон смылся, следующий визит парикмахеру я нанесла, вооружившись тюбиком с ярко-фиолетовым пигментом, который к тому же симпатично глянцево блестел. И снова разочарование: фиолетовый на мне выглядел темно-красным. Я не расстроилась – все равно скоро смоется. Но задумалась об антоцианине – этот корейский ламинирующий краситель невообразимых ультраярких цветов держится по несколько месяцев. Только с антицианином одна проблема: ни один мой знакомый мастер с этой штукой не работает, а кому попало я не доверяю. Буду искать.

А потом вдруг что-то случилось. В собственном инстаграме я нашла свои фотки полугодовой давности и… поняла, что дико скучаю по себе прежней. По черным волосам, по короткой геометричной стрижке. С ними я казалась себе как-то сильнее, решительнее, динамичнее. А в светлом варианте да еще с прядями длиной до плеч и мягко зачесанной набок челкой превратилась в девушку-фиалку – ранимую, нежную и почему-то неторопливую.

Но на самом-то деле я не такая, поэтому снова явилась в салон и спустя три часа удовлетворенно сделала десяток селфи: четкие пряди до скул, безупречно ровная челка, фигурно выстриженный затылок. Даже черты лица стали четче и овал как-то подтянулся. Вот только цвет я все же попросила сильно не затемнять: корни волос покрасили в темно-русый, желтоватые и рыжеватые участки – в холодный цвет горького шоколада. Правда, краску я на всякий случай выбрала безаммиачную – ее будет легче смыть, если вдруг через пару-тройку недель мне снова захочется экстрима и оттенков «вырви глаз».

Автор: Марина Сютаева
Рейтинг@Mail.ru