Фотоальбом: бьюти-архив Екатерины Доманьковой

24.02.2018

Основательница BeautyHack Екатерина Доманькова показала свои фотографии разных лет и поделилась воспоминаниями – как менялась ее прическа за эти годы?

До 15-ти лет я носила одну и ту же стрижку. Мечтала об укороченном бобе, как у соседки по парте, или хотя бы о чeлке. Но мама не разделяла моих парикмахерских фантазий. 

2004 год. Однажды, услышав в телефонной трубке взволнованно-радостный голос, я в сотый раз задала вопрос «можно подстричься?». Наконец, услышав заветное «да», я помчалась в ближайшую парикмахерскую и остригла модную в начале нулевых косую челку. Вместе с ней мастер решила придать «легкость» и кончикам моих волос. Я была счастлива, но в школе парни почему-то начали дразнить меня «общипанной курицей». Наверное, новая стрижка, действительно, не отличалась искусностью.

P.S.: на фото улучшенный вариант стрижки (лондонское агентство отправило меня к стилисту на следующий день после приезда).

Кстати, несмотря на то, что мама долго не разрешала отстричь волосы, она сама делала мне мелирование с 14 лет. Отлично получалось! 

2005 год. Кто сделал ЭТО с моими волосами? Поганочно-рыжий цвет получился в результате окрашивания для рекламной кампании «Wella». Почему-то креативный директор решил, что мои волосы должны быть именно такого оттенка. Лучше бы я об этом не вспоминала).

2006 год. Как только я прилетела в Нью-Йорк, агентство немедленно взяло ситуацию в свои руки и мой цвет превратился вот в такой медово-ореховый. 

2007 год. Мысль о блонде не дает мне покоя и постепенно я начинаю осветляться. Но, похоже, не всегда удачно. Со своим идеальным колористом я еще не знакома.

2010 год. Перед съемкой рекламного ролика для «Victoria’s Secret» (VS) мне было необходимо подкрасить корни. Я не могла записаться к своему мастеру, потому что находилась в другом городе. Поход к колористу по совету знакомой вылился для меня в платиновый блонд. Я рыдала в трубку, пытаясь объяснить агенту, что все пропало и, увидев меня, VS если не снимет меня со съемки, то точно будет не рад. Но зря расстраивалась – они ничего не заметили!

2010 год. Показ «Victoria’s Secret» и мой немного потеплевший блонд. Как вам? В моих личных ассоциациях такой цвет символизирует эпоху ранней молодости. Но даже не представляю, что может сейчас меня заставить вернуться к такому оттенку. 

2011 год. Устав от постоянных перемен цвета, я решаю вообще не окрашивать корни. Удивляюсь, как мне удалось проходить так больше года. Но, даже попав в руки колориста, которому не изменяю уже много лет, долго не сдаю оборону – делаю только тонирование, не осветляя корней.

2014 год. Экспериментирую с цветом, пытаясь понять, какой же мне все-таки ближе. Зимой отдаю предпочтение более темным оттенкам. На фото: после окраски с Лусине Муррутцу в салоне «Alto Senso».

2016 год. Возникшее вместе с весной желание перемен находит воплощение в челке. Теперь разрешения ни у кого спрашивать не нужно. Светлана Шашкина из «Alto Senso» обрезает ненужную длину, и я снова чувствую себя пятнадцатилетним подростком. Правда ненадолго: от постоянной необходимости укладывать челку я устану уже через месяц, а к концу лета начну ее отращивать.

2017 год. И все-таки в душе я блондинка. Почти.

Фотоальбом: бьюти-архив Яны Лапутиной