Подпишитесь на наши новости
Татьяна Якимова

Борьба за огонь

3 недели назад

Про горящие глаза, разные лица свободы, красивые бокалы и маленькую прививку ЗОЖ.

Вчера я была коучем. Ну, почти. Задача была нешуточная: помочь бывшей грандиозной кутежнице вернуть огонь в глазах.

Ко мне в гости попросилась давняя знакомая Нинка. Веселая, бесшабашная, вечная лягушка-путешественница, с которой мы еще в прошлом веке не раз зажигали в барах, несмотря на разницу в возрасте (Нинка моложе меня на 12 лет). Последние годы меня в бары не затащишь – жизнь на природе оказалась круче, интереснее и заманчивее, но если бы я пошла оттянуться в городское злачное место, то только с Нинкой. Но так я думала до вчерашнего дня.

Она приехала с недопитой бутылкой просекко – и с каким-то неестественным, нездоровым блеском в глазах. Мне хватило секунды, чтобы понять: она несчастна. Она, дитя свободы, – и несчастна! Вот те раз. И выглядит паршиво: лицо одутловатое, кожа нечистая, под глазами мешки. Дыхание кислое, как у гастритника.

Давай напьемся, – предложила Нинка с ходу.

– Подожди, посмотри на сад. Он же в сто раз разросся с тех пор, как ты здесь была.

– Господи, сад разросся в сто раз! Нет, пошли пить.

Начало так себе.

В Нинкиной сумке позвякивали бутылки, что предвещало долгое застолье. Мне это не понравилось, совсем. Я люблю просекко. И вино. И коктейли: куба либре, текила санрайз, джин-тоник. Но пить всю ночь могу только в день рождения или Новый год. И раз в месяц – с подругой Катей, но у нас все красиво: вкусно закусываем и разговариваем больше, чем пьем. А еще смеемся и поем старые песни о главном. У Кати отличное чувство юмора и подлинный талант рассказчика. От такого кутежа остается послевкусие, приятное во всех отношениях. А пить ради выпивки, пить с горя – не мой стиль. И я давно не попадаю в ловушки типа «Да-ладно-давай-напьемся-в-кои-то-веки-увиделись».

А вот Нинка явно хотела выпить с горя.

И сразу выдала.

– Мне все осточертело, Якимова!

– Значит, надо что-то менять.

– Я не готова.

– Слушай, загулы хороши, если ты счастливый человек. Или если фонтанируешь идеями, когда выпьешь. Но это не про тебя. Ты больше не веселая кутежница, уж извини.

– Я плохо выгляжу?

– Не в этом дело. Ты плохо себя чувствуешь. А значит, надо завязывать. Давай пойдем на балкон, поговорим по серьезке.

Она хмыкнула, но пошла.

На балконе я произнесла речь, которую сама не ожидала.

Ты приехала, чтобы что-то услышать. Тогда услышь, пожалуйста. Ты алкоголик? Нет. Пьяница? Тоже нет. Ты просто пьешь, потому что когда-то это было круто. Но если выпивка уже не в кайф, зачем она нужна? Есть люди, которые пьют и кайфуют, – Кит Ричардс, например. Да, он выглядит как старый пень, но он крутой, счастливый старый пень, и все у него крутое: музыка, жена, дети, стиль, дом... Выпивка, думаю, тоже крутая. А у тебя ничего крутого нет, кроме красоты и здоровья, которые ты портишь без всякого кайфа... Пришло время меняться. Не говори, что это трудно и невозможно. Просто попробуй. Не пей, когда перестала чувствовать вкус и магию вина. Не торчи каждый вечер в баре, где тебе душно и тоскливо. Напяль все красивое, выйди на улицу, иди куда угодно, лишь бы вперед. Да, блин, в спортзал начни ходить. Наведи там шороху, оторвись как следует, ты же гибкая, пластичная.

– Никогда бы не поверила, что услышу такое от тебя!

– Слушай, я построила дом, вырастила сад, завела собак – вот, что важно. И работа важна, и хорошее самочувствие по утрам. Всю ночь гулять, потом полдня отсыпаться – теперь только по большим праздникам.

– Еще скажи, что ты на диете...

– Не скажу. Я люблю вино. Бокал вечером или в обед – мне подходит! И ем все, что душа пожелает. Перестану ловить от этого кайф – изменю привычки. Может, порции уменьшу. Может, какие-то продукты ограничу. Но в русскую рулетку с организмом играть не буду. У меня родители старенькие, знаешь ли.

Она посмотрела на сад. Вздохнула и призналась, что ее организм давно не работает как часы. Метеоризм, запоры, гастрит. К врачу ходила, рецепты получила, лекарства пить не стала, овсянку ела ровно один день – скукота.

– А несчастной быть – не скукота?

– Не скукота. Хуже.

– Значит, есть что-то хуже скукоты? 

Нинка сказала, что подумывает о лечении на водах. Перемена обстановки, новые ощущения. И мы стали фантазировать на тему «бывшая кутежница в санатории». Главное – взять с собой побольше сексуальных нарядов и пить эту целебную воду из красивых бокалов, как шампанское. Делать зарядку под зажигательную музыку: «А помнишь, как мы танцевали под Modern Talking? Одежду можно было выжимать!» Смеяться под душем из брандспойта. Налегать на овощи и фрукты. Покупать зелень и добавлять в безвкусные полезные супы. Флиртовать с немногочисленными мужчинами, какими бы невзрачными они ни казались... А в результате – тададам: отечность исчезнет, лишние килограммы уйдут. И главное – самочувствие улучшится. Блин, да будь у меня запоры – я бы даже от шашлыка отказалась и упражнения для перистальтики делала пять раз в день!

– А что, есть такие?

– Есть. Погугли. От них, кстати, живот упругим станет.

Мы помолчали. Нинка переваривала информацию, и в ее глазах наконец-то вспыхнул огонек – слабенький, но настоящий.

«Знаешь, – вздохнула она, – у меня дома ни одного красивого бокала не осталось. Все побила. Что-то сама, что-то приятели. Не напасешься же. Зато полон шкаф шпилек».

– Вот и возьми их в санаторий! А бокал я тебе подарю.

Мы проговорили несколько часов и выпили за это время по одному бокалу того самого просекко.

Остальные бутылки она оставила у меня. Хороший знак!

Я не идеалистка (то есть не совсем) и не знаю, что с ней будет дальше. Может, действительно уедет в санаторий. Хотелось бы. А может, останется несчастной кутежницей. Покончить с постоянными гулянками – пока они еще не превратились в болезнь – легко и трудно одновременно. Легко, когда есть стимул и причина. Трудно, потому что наплевательское отношение к своему организму входит в привычку, а менять ее – значит, оказаться в мире запретов и режимов. Значит – проститься со свободой. Но так ли это на самом деле?

У свободы много разных лиц, и остаться свободной можно даже в санатории, если осознать необходимость лечения и подчиниться ей не как загнанная лошадь, а красиво и с огоньком. Из веселого прошлого можно взять все самое действительно веселое: бесшабашность, постоянную движуху, желание круто выглядеть – и адаптировать к новой реальности и новым целям. Когда я вижу, какой огонь в глазах получают некоторые мои знакомые от бега или йоги, – я их понимаю, и я на их стороне. Хотя у меня свой бег и своя йога.

Текст: Татьяна Якимова
Рейтинг@Mail.ru