Подпишитесь на наши новости
BEAUTYHACK

Демонстративная продуктивность или как не пропустить жизнь, пока работаешь

2 месяца назад

 Арина Холина – о том, почему работа 7 дней в неделю не приносит счастья.

 Я уверена, что создана для удовольствий. Просто родилась не в той семье. Если бы мои родители были миллионерами – ничем бы я не занималась, проводила бы время в праздности, путешествиях, наслаждениях. 

«Ну нет..., – улыбается друг, когда я ему это говорю. – Ты бы не смогла. Тебе стало бы скучно». 

Но как может быть скучно от веселья? Только не мне. А люди, которые говорят: «Что делать на каникулах? Мне уже на второй день хочется работать». Они меня пугают. Я им, конечно, завидую иногда – мне тоже надо работать, но никогда не хочется. Я бы хотела, чтобы хотелось. Но не могу себя убедить.

Говорят, что сейчас новая тема – не быть богатым, но быть продуктивным. То есть как бы трудиться не ради денег (и того, что на них можно купить), а ради самой работы. 24/7/365.

В пример приводят Тима Кука из Apple (начинает работу в 3.54 утра), Джеффри Иммельта из General Electrics (работает 100 часов в неделю), Мариссу Майер из Yahoo (130 часов в неделю). То есть Майер работает 26 часов в день (если исходить из того, что неделя – это рабочая неделя, то есть 5 дней). Ну, или 19 часов в день, если дней у нас 7. И она что, спит 4 часа? И за эти 4 часа успевает помыться (она моется?!), одеться, поесть раза два? Серьезно?

Кто, вообще, эти люди?! Какая планета прислала их, чтобы захватить нашу старушку Землю?

И, вообще, ничего нового тут нет. Протестантская рабочая этика, такая характерная для США, уверяет нас, что «труд есть молитва» и для отдыха – воскресенье, и этот день лучше посвятить молитвам и Богу. Это было всегда. Поэтому американские корпорации известны своим бесчеловечным распорядком, который, ура, очень плохо приживается в Европе. 

Потому что какие угодно европейские протестанты (хоть финны, хоть немцы) все же не так поддерживают идею «мы живем, чтобы работать». И вот интересный момент – в северных европейских странах, где основная конфессия – протестантизм, в наши дни уже почти социализм. Зарабатывай и делись. А в таких трудоголических США – довольно противная форма капитализма, где человек без работы и медстраховки практически беззащитен. Ну хорошо, сейчас уже немного получше, но это все равно ничто по сравнению с Германией или Данией.

Говорят, что вот эти миллиардеры, которые уже заработали себе на десять жизней, трудятся не ради денег. Это уже чистый благородный порыв, искусство ради искусства.

И так бывает. Когда люди на эти деньги строят школы, сады, дома для рабочих, институты, вкладывают в науку. Так бывает. Но в чистом виде – отнюдь не повсеместно. Есть примеры, когда все заработанное они тратят на развитие (причем не свое), но будем честны – это исключения. 

Обычно люди работают «ради работы» просто потому, что не умеют жить. Может, им это и не нужно. И они в своем праве. 

Но только мне понятен и точно так же приятен вариант, как на юге, – когда люди не надрываются, а получают от жизни максимум удовольствия.

Испанцы, португальцы, итальянцы – вот их я обожаю за умение dolce far niente. Это дивное ничегонеделание. Знаете, это не просто так дается. Чтобы уметь красиво и с наслаждением провести два часа обеденного перерыва за миской с моллюсками, графином вина и кофе – надо тонко чувствовать процесс. Надо уметь сидеть на солнце, наслаждаясь каждым вздохом, надо уметь не спешить, надо осознавать, что именно эти мгновения – самые ценные. 

Я тут встретилась с другом в его обеденный перерыв. В его законный час отдохновения. Во-первых, час – это сорок минут. Минус 10 минут на дорогу туда/обратно. Вот минут 7 мы заказываем/нам несут еду, десять минут он переписывается по делам, а потом уже счет. Отлично провели время. Лучшие полчаса в моей жизни. 

И вопрос не в том, что он на самом деле не может отложить работу, а в том, что он не уважает свое свободное время. Если ты работаешь 24/7, то у тебя появляется это ложное ощущение собственной значимости – ты трудяга, ты делаешь свой вклад, ты в движении. Но даже если отложить в сторону идею о том, что человек должен расслабляться и получать от жизни удовольствие, то вот это бесконечное движение обычно очень похоже на бессмысленную суету.

Что такого сделал тот же Тим Кук, глава Apple? Красный айфон? Раньше презентации Apple были событием, сенсацией, сегодня такая реакция: «А, ну да... Не о чем писать домой».

Стив Джобс за свою жизнь сделал больше, чем все Куки, Майер и Иммельта. Во что превратился Apple с Куком? Да ни во что. Ну и какой смысл так корячиться? А Yahoo? Чем там занимается наша Майер, пока Google рвет их на части? Что она делает за эти свои 26 часов в сутки? Бумажки перебирает? Продумывает мотивацию для сотрудников?

В «демонстративной продуктивности», как теперь называют модный трудоголизм, нет никакой пользы. Трудоголики, как правило, не сдвигают мир с мертвой точки. Они пыхтят, сопят, топчатся на месте. Потому что у них просто нет времени подумать над чем-то новым.

Наверное, в этом тоже есть смысл, но только какой? 

Если ты не ощущаешь горячее и пряное дыхание жизни, то в тебе просто не вспыхивает эта искра, которая в одну секунду меняет ход истории. Лучший труд – это безделье, только во время него к нам приходят те самые озарения, которые и делают нас великими (пусть даже на микроуровне – а кто, вообще, решает, что в жизни важно, а что – не очень?). Берегите свое свободное время – никому его не отдавайте, цените каждый час, отключайте телефон, цепляйтесь за каждую секунду. Жизнь не должна проходить мимо – да еще и ссутулив плечи, уткнувшись в телефон, не замечая ничего вокруг. А трудоголики – они просто прячутся от самих себя. И как-то не очень приятна мысль, что лет в семьдесят ты все равно останешься с самим собой, с человеком, который вместе с работой потерял и смысл существования.

Автор: Арина Холина
Рейтинг@Mail.ru