Лучшее за месяц

Не твоя вина: как реагировать на харассмент в кабинете врача и правильно действовать после

03.03.2020 •

Специальный редактор BeautyHack Ксения Щеглова разбиралась, что делать, если к вам пристают в кабинете врача, на массаже, на работе и какие психологические установки заставляют нас по большей части терпеть харассмент вместо того, чтобы открыто возмутиться. 

Тема харассмента – несомненный хайп. С момента начала движения #MeToo и очередного подъема феминистических протестов против домогательств общественность стала говорить громче и внятнее. В соцсетях с каждым днем появляется все больше постов под хештегами #янебоюсьсказать, #янесказалада и #неделайнамбольно. И маятник, кажется, все-таки качнулся в сторону защиты женщин. Недавно присяжные в Нью-Йорке признали продюсера Харви Вайнштейна виновным в изнасиловании и преступных действиях сексуального характера. Теперь ему грозит от 4 до 25 лет лишения свободы. Мир затаил дыхание. 11 марта мы узнаем окончательное решение по делу.   

Шесть женщин подали в суд на продюсера еще в декабре 2017 года. На то, чтобы признать его виновным, ушло чуть больше трех лет. И это в США, где с точки зрения закона харассмент считается дискриминацией и ущемлением прав и предполагает даже уголовное преследование. Есть ли смысл рассчитывать на защиту от домогательств в нашей стране? 

 

Мы спросили об этом у адвоката Константина Волкова и получили однозначный ответ: в России за такое не сажают.   

«К сожалению, мы не в Америке, где за домогательства лишают свободы, а за неуместные шутки или намеки можно нарваться на крупный штраф и потерять репутацию, а значит, и бизнес. С точки зрения закона Российской Федерации состава уголовно наказуемого преступления в этом случае нет. Единственная статья, которая хоть как-то защищает от подобного, – 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера». Однако там четко указано: все должно сопровождаться шантажом, угрозами или использованием зависимости потерпевшего от насильника. То есть, если руки распускает анестезиолог или стоматолог, когда пациент обездвижен или без сознания, это считается. Или в том случае, когда человек связан, а к горлу приставлен нож, например. Но и за это не грозит ничего серьезного: штраф до 120 тысяч рублей или лишение свободы на срок до одного года. А вот если клиент, почувствовав себя в опасности, может встать и уйти, то привлечь специалиста за харассмент практически невозможно. Исключение – несовершеннолетние жертвы домогательств».

Кто в зоне риска

«У меня в терапевтических группах каждая четвертая девушка говорит о бытовом харассменте, – вступает в разговор психолог-психотерапевт Анна Чернигова. – Речь идет и об эмоциональном насилии, и о сексуальном, то есть нарушении телесных границ. Эти темы довольно болезненные, так как в них много страха и стыда. До них (как и до всей осуждающей общественности) я доношу золотое правило: вина в домогательстве лежит только на том, кто это делает. Без вашей воли никто не имеет права нарушать телесные границы – это закон!»  

В зоне риска – красивые и привлекательные девушки. По словам психолога-психотерапевта, они делятся на два типа.   

Первые – те, кто с детства не научился отстаивать свои границы и не имеет контакта со своей здоровой агрессией.

«Если в семье дочь не чувствует себя защищенной, боится отца или имеет какой-либо опыт насилия в семье, эмоционального или физического, она, скорее всего, будет попадать в такие жизненные ситуации, в которых ее границы будут постоянно нарушаться», – говорит Анна. Чтобы избежать подобных ситуаций, она советует разобраться с детскими травмами и заполнить эмоциональные дефициты: «Чтобы восстановить свою внутреннюю ценность, необходимо в рамках терапии перепрожить травму из детства. Я использую методы гештальт-терапии».

Вторые – яркие и сексуальные женщины, которые любят привлекать всеобщее внимание. Они – лакомый кусок для людей, допускающих в своих действиях харассмент.

«Косметологи и массажисты, которые распускают руки, это, как правило, люди, которые сами пережили травматичный опыт. Они не понимают разницу между фантазией и реальностью. Здоровый мужчина при виде женщины может думать и даже фантазировать на ее счет, но никогда не пересечет границу». 

Психически нездоровые люди сбрасывают свои негативные эмоции на жертву и чувствуют себя безнаказанными. А жертва получает от него, как эстафетную палочку, ощущение испачканности, испорченности. Заражается этим. 

«И в этом случае главная задача психолога-психотерапевта – помочь пострадавшей отделить свои чувства – боль и злость – от чувств агрессора. Это он должен испытывать стыд и вину». Помочь в этом, по словам Анны Черниговой, могут арт-терапия и терапевтические визуализации, во время которых пациент представляет себя в защищенном месте, может переварить и дать волю эмоциям.  

Многие девушки молча терпят, а потом уходят с чувством вины. Почему так происходит?   

«Многое зависит от воспитания и установок, заложенных в детстве, – вносит ясность Екатерина Игонина, психолог Московской службы психологической помощи населению Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. – Если в юном возрасте дочери постоянно говорить о том, что она сама провоцирует мальчиков или мужчин, в ее психике сформируется чувство вины. За то, что она надела слишком короткий топ, накрасила глаза или оголила щиколотки. В ее голове прочно засядет установка: «Если со мной происходит что-то плохое, значит, я сама в этом виновата». Даже если это плохое ей причиняет посторонний человек. Косметолог или врач в подобной ситуации выступает для нее в роли взрослого, а она сама занимает детскую позицию и не может отстоять свои границы. Если у девушки все в порядке с самооценкой, она терпеть не будет и при появлении малейшего дискомфорта обязательно об этом скажет».    

Как себя вести в случае, если к вам пристает массажист/врач/таксист

Открыто говорить о случившемся тяжело. Особенно когда читаешь об опыте тех девушек, которые рискнули это сделать. Год назад Анна возвращалась домой на такси, воспользовавшись платформой Uber. Внезапно таксист остановился, заблокировал двери и попытался изнасиловать девушку. Нащупов кнопку разблокировки дверей, она смогла убежать, позже написала заявление в полицию. Там, по ее словам, подверглась жесткому прессингу. 

«Мол, я сама предложила таксисту свои услуги, он за них не заплатил, и я со зла все придумала. Угрожают мне статьей за дачу ложных показаний, угрожают, называют психичкой, наркоманкой и алкоголичкой, у которой галлюцинации», – писала Аня в соцсетях. Девушка выстояла и заявление не забрала, но ей пришлось подписать документ о неразглашениий информации. Так она лишилась единственной, по сути, возможности защитить себя – открыто говорить о случившемся.  

Пока это, похоже, самое действенное оружие. 

«Как только пациентка чувствует или видит, что кто-то нарушает ее границы, необходимо максимально мобилизоваться. Жестко, глядя в глаза, остановить человека. Лучше всего это сработает, если пациентка вслух произнесет то, что происходит. Скажет, например: «Вы сейчас делаете мне неприятно. Почему?», «Остановитесь», «Я позову на помощь». Делать это лучше быстро и резко. Если вы начинаете раздумывать, такое поведение, к сожалению, может расцениваться как приглашение к дальнейшим действиям», – объясняет Анна Чернигова и добавляет, что правильнее всего в такой ситуации встать, одеться и уйти. И обязательно обратиться за помощью к близким или психологу.  

Ее мысль продолжает адвокат Константин Волков: «Что можно сделать пострадавшим? Воспользоваться законом «О защите прав потребителя». Сходить в кризисный центр для женщин, обратиться к психологу или психиатру, получить заключение медиков о сильном стрессе после пережитого. И с этим документом обратиться в суд, потребовав возмещения стоимости процедуры и компенсации морального вреда. В том числе оплаты расходов на врачей и лекарства. Сумма морального вреда рассчитывается пострадавшей стороной. То есть теоретически может быть любой: хоть 10 тысяч рублей, хоть миллион. Но, разумеется, есть определенные рамки, за которые служители Фемиды вряд ли выйдут. В любом случае только суд в итоге решает, какая компенсация морального вреда полагается истцу». 

Текст: Ксения Щеглова

Читайте также