1. Здоровье
  2. Психология

«Прорвемся, и не такое видали» – почему отсылка к тяжелым временам раздражает поколение 30-летних

12.04.2022

Экономические сложности вызывают разные реакции: можно впасть в отчаяние, можно собраться или, наоборот, зажмуриться, а можно опираться на исторический бэкграунд, как на учебник. «Ничего, прорвемся», «после Великой Отечественной еще и не так сложно было», «в 90-е выжили – и сейчас проживем» – если люди постарше бодро подчеркивают, что этот опыт по-своему полезен, то те, чье детство пришлось на трудное время, признаются, что не хотели бы возвращаться.

Что стоит за высказываниями вроде «ничего-ничего, затянем пояса, и не такое видали», «а в старину в поле рожали, и ничего», «раньше и клей обойный ели»? Что делать, когда твои объективные опасения, сомнения и дурные предчувствия встречают именно такую реакцию? Скрывается ли за ней непроработанная сильная травма? Это попытка подбодрить или обесценивание и токсичное поведение? Как на это отвечать? Взялась объяснить психолог Люция Сулейманова.

Люция Сулейманова
Люция Сулейманова
системный психолог, кандидат психологических наук и амбассадор Стэнфордской программы по управлению качеством жизни. Автор книги-бестселлера по возрастной психологии «Можно все. Возраст вдохновения» и курса по управлению возрастом «Возраст возможностей»

Вообще-то, такие диалоги во многом завязаны на том, что разные поколения людей по-своему воспринимают одно и то же. Возьмем, к примеру, 90-е, символ лихого и страшного времени, когда отменились все договоренности, разрушился привычный уклад, и множество людей перестроили свою жизнь, чтобы выжить, вырастить детей, заработать на хлеб.

Героями (часто – во всех смыслах слова) этого времени стали дети и внуки людей, переживших мощнейшие исторические события. Поколения, которые росли в советское время, существовали в мифологии ограничения потребностей. Слишком близкой и острой была память о времени, когда правильно, честно и порядочно было довольствоваться малым. Но даже на этом фоне 90-е побили все рекорды и заставили своих героев действовать по принципу пружины: сначала максимально сжаться, а затем так же стремительно разжаться, перейти от стабильности к предельному стрессу выживания, а затем искать пути возвращения к стабильности, пусть и иной.

А потом – теперь уже по принципу маятника – на первое место вышел успех: «неважно, кто ты есть, важно, как ты выглядишь». Фасад стал важнее реальности. Поколение Y, выросшие дети 90-х, сменили «терпение» на «достигаторство», привыкли к драйву успешности и расширению возможностей. Опыт родителей казался им далеким и излишним в новых реалиях.

Последующие двадцать лет дали ощущение безопасности и стабильности, комфортного ощущения, что «все наладилось, и возврата в прежнему не может быть». Как вдруг… И теперь наша реальность в первую очередь вызывает гнев у поколения Y: тут и злость на внешние обстоятельства, на которые ты повлиять не можешь, и досада от потерянных возможностей, – и все это умножается на травматический опыт (и собственный, и поколенческий, и исторический).

Это форс-мажор. И как всякий форс-мажор, он запускает вопросы: почему это происходит опять и почему это происходит со мной?

Адаптироваться к такой ситуации сложно, даже, если потребности остались на прежнем уровне. Внутренний протест все равно сильнейший – просто от понимания, что нам выставлены границы. И способ реакции во многом зависит от возраста.

Если вам 50-60, то хорошо вспоминается, как вы, тридцатилетний, справились в 90-е. Позитивный опыт прохождения сильнейшего стресса дает надежду, что и в этот раз ситуация будет проработана и пережита. Отсюда постоянная оглядка назад: спокойно, друзья, мы уже были в центре бури, мы уже пережили самое страшное, нас ничем не напугаешь, готовы ко всему. А вот в 30-40 лет такая попытка подбодрить и одновременно обесценить проблему вызывает раздражение. Еще бы: со стороны нам рассказывают, что все будет хорошо, а внутреннее ощущение подсказывает, что не все так радужно. Ты и не стремился себя с ними сравнивать и доказывать, что тоже справишься. И менять ничего не хочется, но жизнь извне вынуждает. Гнев, страх, растерянность, неуверенность накапливаются и вызывают острую реакцию на биологическом уровне. И мишенью становятся все эти «бестактные бесчувственные люди», которые бодро заявляют, что «и не такое переживали». 

А между тем, они просто не могут иначе. Потому что людям свойственно искать прецеденты в сложных ситуациях. Собственный или чужой опыт проживания ощущается как руководство к действию, надежно прочерченный путь на карте.

Важно понимать: раздражающие маленькие лозунги, заговаривающие реальность, все эти «прорвемся» – не пустые слова и даже не попытка поддержать. Это – стратегия. Стратегия поколения 90-х. Тот, кто примет ситуацию быстрее, и начнет, как лягушка, взбивать масло, выйдет из положения лучше. Тот, кто застрянет в гневе и неприятии, столкнется с большими трудностями.

Старшее поколение не обесценивает проблему. Оно пытается опереться на прошлый опыт – и по возможности им поделиться.

Даже если взрослый ребенок чувствует необходимость быстро поменять приоритеты, активировать ресурсы и адаптироваться к новой реальности, память о детстве шепчет: не хочу возвращаться туда, не хочу!

Как отвечать людям, которые подбадривают? Если это не вызывает эмоционального протеста, то – позитивно: «Да-да, прорвемся, конечно, а как иначе». Если получается посмотреть на ситуацию сверху и воспринимать ее спокойно, то – сдержанно: «Да, у нас достаточно сил, идей и ресурсов, чтобы справиться». Высший пилотаж – выяснить действительно полезные, реально работающие советы, пригодные и сейчас. Все получится, если собеседника считать другом, а не назойливым пустословом. В последнем случае единственный конструктивный вариант – свернуть разговор, отделавшись выражениями согласия и сочувствия, и заняться собственными делами. 

Кстати, а какими?

  1. Провести ревизию. Понять, что именно теряете. И речь не только о том, чего вы теперь не можете себе позволить или чем вынуждены жертвовать, а о том, что потерялись вы сами. По-старому жить не получается, как жить по-новому – непонятно, и все это порождает протест. Провести ревизию – значит понять, в какой точке мы находимся, какими ресурсами располагаем.
  2. Когда нас погружают в дискомфорт, протест возникает на биологическом уровне: «это не мой сознательный выбор!» И тут очень важно работать с биологическим стрессом, который сам по себе очень «раскачивает».
  3. Очень важно относиться бережно к себе. И столь же важно относиться бережно к людям, из лучших побуждений призывающих вас «затянуть пояса». Дело не в их словах, дело в нашем остром неприятии ситуации. Мы сердимся не потому, что говорят глупости, – это просто удобный канал для слива раздражения. Но ценность отношений в такое время критически высока. Поэтому нужно что-то делать со злостью и досадой. Идеально – прыгать, петь, ругаться, делать все, чтобы сбросить стресс.
  4. Тот, кто пересмотрел свои взгляды в пандемию, осознал ценность дома и своего окружения, справится и сейчас. Остальным придется к этому прийти.
  5. Оставьте себе баловство. Что-то, что поднимало настроение и доставляло удовольствие в лучшие времена. Скажем, если раньше вы радовали себя покупкой сервиза, то сейчас купите чашку. И подбадривайте себя так регулярно. Ситуация быстро загоняет в состояние скупости и самоограничений по любому поводу. Обязательно сохраните свои ритуалы. Может быть, именно это позволит вам однажды уже самим сказать: «и не такое переживали – и ничего, справились!»
Читайте также