Личный опыт: почему я до последнего откладывала маммографию (не надо так)

Наталья Пикус
Наталья Пикус
15.01.2020

Вообще-то я как будто не вхожу в зону риска: мне 33 года, я родила ребенка и только-только свернула ГВ, откормив сына грудью полных два года. Считается, что это одна из мощнейших профилактик опухоли, но мне было неспокойно. Несколько месяцев, как появилась странная боль в молочных железах. Соцсети подкидывали истории друзей, которые подтверждали: ты ни от чего не застрахован, и профилактика может совсем не сработать.  

Гоняя такие мысли и внутренне сжимаясь от страха, я при этом не шла к врачу. Прогуглила и сделала себе самодиагностику, никаких новообразований не нащупала. А болеть продолжало. Я не одна такая: существует статистика, согласно которой треть женщин в России избегает маммографию, хотя регулярные проверки помогают выявить заболевание на ранней стадии, когда его еще вполне можно вылечить. Одна из причин - боязнь потерять контроль над своей жизнью. Черт, да ведь это же очень страшно - узнать правду, ведь придется что-то с этим делать!    

Не знаю, сколько бы я еще мучительно решалась на прием, если бы по одному из рабочих вопросов не познакомилась с Ириной Васильевой, ведущим маммологом Европейского медицинского центра (ЕМС). Я попросила о приеме, а заодно задала накопившиеся вопросы о раке груди, которые важно прояснить для себя каждой читательнице BeautyHack. 

Описав свои симптомы, я вдруг подумала, что отвлекаю такого специалиста из-за какой-то мелочи. Вроде болит, но не системно, перепугалась на ровном месте! Но врач преравла мои сбивчивые извинения. 

- Когда бы вы ни пришли, это будет вовремя. И хотя у вас в семье не было случаев заболевания раком молочной железы и яичников, то есть предрасположенности нет, регулярные проверки точно не будут лишними.

Руки у Ирины Яковлевны очень теплые и чуткие. Осмотрев меня, она не нашла никаких отклонений. Я спросила, нужна ли мне маммография. Оказалось, этот способ диагностики далеко не самый надежный. 

- В вашем случае это будет не очень информативно, потому что у вас высокая плотность желез: такая ткань непрозрачна для рентгеновских лучей, будет эффект засвеченной пленки. В этом смысле МРТ – гораздо более информативный метод. 

Мы договорились, что следующее обследование я пройду через год. И обсудили самые важные вопросы, связанные с раком груди. 

avatar Ирина Васильева

Ирина Васильева

Руководитель Клиники маммологии ЕМС

Так чем отличается маммография от МРТ?

– Лично для меня МРТ – основной метод диагностики раннего рака молочной железы. Когда мы видим маленькую опухоль, какая бы злобная она ни была, мы скорее всего сможем с ней справиться, потому что она не слишком долго «сидит» в этом организме. У нас есть, например, протокол, который длится всего семь минут в МРТ-зале. Он позволяет выявить маленькую опухоль в 99% случаев. В этом и есть главное отличие. Результаты маммографии зависят от плотности железистой ткани в груди, и результат выявленного при этом методе обследования заболевания уже 30%. Но сама по себе железистая ткань является фактором риска для развития рака, так как плотная ткань скорее всего ассоциирована с высоким уровнем эстрогенов (женских половых гормонов). Гормонозависимый рак – это не открытие двадцатого века, по сути это наиболее часто встречающийся рак, который очень хорошо изучен и достаточно эффективно лечится. Самое главное – обнаружить его на ранней стадии.

Почему регулярные обследования рекомендованы после 40, но умирают от рака груди все чаще молодые женщины?

 – Рак молочной железы – это заболевание, от которого, к сожалению, продолжают умирать женщины, в том числе очень молодые. Но чаще всего рак все же возникает в предклимактерическом периоде (по статистике), то есть после 50 лет, однако никто не утверждает, что им нельзя заболеть и в 30.

Проверяться каждый год совершенно не обязательно, однако существует группа риска, у которой данная система проверок должна быть выстроена. В эту группу входят женщины, у которых в семейной истории (у мамы, бабушки и так далее) были гены, отвечающие за развитие рака молочной железы или случаи его возникновения. О названном гене особенно активно заговорили после того, как Анджелина Джоли рассказала свою историю, историю своей семьи по женской линии и приняла логичное решение об определенной операции.

Поэтому я должна посоветовать пойти к медицинскому генетику и сделать генетический тест тем, у кого в семейной истории был рак молочных желез или яичников.

Некоторые не хотят проводить тест, потому что боятся получить ответы, услышать, что у них высокий риск; некоторые, наоборот, стремятся знать о себе максимально много достоверной информации – в любом случае женщина все решает сама. Так же, как и мужчины, у которых тоже бывает рак грудных желез.

Анджелина Джоли удалила грудь из-за риска рака. Ее примеру стоит следовать?

– Джоли не перестраховалась – она выполнила генетическое исследование с генетиком, который сказал, что риск заболеть раком молочной железы и раком яичников очень высок из-за имеющейся у нее мутации генов. На мой взгляд, она приняла весьма разумное решение. Женщинам с похожей семейной историей и генетической аномалией рекомендуется проходить тесты в возрасте 18-20 лет. Например, в Израиле такие женщины обследуются каждые полгода. У них есть программа, планирующая их жизнь, рождение детей. Примерно в возрасте 35 лет они обсуждают с гинекологами, онкологами, генетиками вопрос об удалении груди, яичников – это очень личное и профессиональное решение, то есть решение женщины и ее доктора. На мой взгляд, все такие решения нужно принимать совместно. Можно не делать операцию, но нужно четко понимать, чем это может грозить.

У нас тоже есть такие программы. Если у женщины есть генетическая аномалия, мы, конечно, ее обследуем. Безусловно, в том случае, если генетик подтверждает наличие аномального гена по какой-то хромосоме, нужно идти к маммологу и гинекологу для обсуждения дальнейших планов. Если, к примеру, у этой женщины высокий риск развития рака, ставится вопрос об удалении груди и установления имплантов.

Кормление грудью считается профилактикой рака груди, но молодые матери тоже болеют. Почему? 

– Утверждают, что женщина, которая не рожала и не кормила ребенка грудью, имеет более высокие риски развития рака молочной железы. В моей практике такие женщины, конечно, встречаются, однако при этом у меня много и рожавших, и кормивших пациенток. 

Лучшее, что мы можем для себя сделать, - регулярно проходить обследования. Сейчас набирают популярность чек-апы организма, их предлагают многие клиники, и я, например, сторонник таких обследований.

Может ли быть связано возникновение болезни с нашим увлечением косметологией и ухудшившейся экологией?

– Кто-то говорил, что все болезни от нервов. Если перечитать «Раковый корпус» Солженицына, можно понять, что стрессы приводят к разным тяжелым состояниям. Так, у женщин во время войны пропадали менструации, что говорит о гормональных сбоях. Я слышала разные версии даже у европейских врачей, и мне трудно судить, поскольку мы не знаем, почему рак возникает. Однако мои пациентки часто связывают свои продолжительные и тяжелые переживания с возникновением болезни. Я не могу этого отрицать, но и не должна это подтверждать, это очень сложно.

Безусловно, экологический фактор тоже в какой-то степени влияет на данное состояние. 

Что касается инъекционных процедур: до тех пор, пока мне на стол не положат информацию о том, что это доказано, я не буду брать это в расчет. Существует, например, проспективное исследование: берется 10 тысяч женщин, половине из них делают ботокс, мезотерапию, колют гиалуроновую кислоту и так далее, второй половине – нет; и в течение двадцати лет наблюдают за каждой группой, обрабатывают статистические данные. Вот когда докажут, что существует прямая зависимость между уколом ботокса и раком молочной железы, как и любым другим раком, я подниму руку и скажу: «Все! Жалко, что мы не можем быть такими красивыми, но придется с этим смириться, потому что доказана прямая зависимость». Это мой пример. Пока, насколько я знаю, такого никто не доказывал. 

avatar Елена Садыкова

Елена Садыкова

Практикующий психолог

- Откладывание обследования - один из вариантов канцерофобии, страха заболеть онкологией. За которым в свою очередь обычно скрывается более глобальный страх - страх смерти. Узнать о том, что у тебя рак, - равносильно тому, что ты узнаешь дату своей смерти. Не каждый готов получить эту информацию прямо сейчас. Психика защищается с помощью регрессии, потому что это откладывание, особенно при наличии серьезных причин для обследования, напоминает детскую игру «если я в домике, то меня не видно» («если не знать о болезни, то её нет»). Бывает, что в основе канцерофобии лежат другие проблемы: например, не так страшно покинуть этот мир, как оставить близких без поддержки, потому что в глубине души считаешь их беспомощными и не способен отпустить контроль.

Читайте также