1. ЗОЖ
  2. Женское здоровье

«Стыдно же сказать: я все, я в депрессии»: блогер Женя Иванова – о том, как пережила травму позвоночника, но встала на ноги и полностью изменила жизнь

Юлия Козолий
Юлия Козолий
18.02.2021

Мы познакомились с Женей Ивановой несколько лет назад. Она жила в Словении и путешествовала по миру благодаря своему проекту ADRIA fit camp (фитнес-туры для девушек). Будучи сертифицированным тренером и организатором slim-марафонов, Женя тогда рассказывала beautyhack.ru о ПП здорового человека и тренировках. Живая, яркая, с сильнейшей энергетикой, которая ощущается что в переписке, что по звонку в whatsapp.

А потом случилось много всего, о чем лично я узнала от своего редактора, попросившего сделать материал о девушке, «которая начала все сначала». Зайдя на страницу к Жене (подписчиков с тех пор прибавилось), я увидела, что ее жизнь и правда поменялась за два года. В 2018 году во время путешествия в Марокко она упала с квадроцикла и сломала позвоночник. Восстановление заняло несколько лет и физической реабилитацией не ограничилось. Сейчас Женя живет в Москве, запускает онлайн-курсы и развивает свою школу продюссеров. Мы созвонились, начали с обсуждения травмы, а потом вместе удивились тому, как Вселенная порой настойчиво намекает, если что-то идет не так, и порассуждали, почему так важно к ней прислушиваться. Что тогда произошло и как девушка прошла этот путь, попросили рассказать ее лично.

Травма

22 сентября 2018 года во время туристической поездки по пустыне в деревне Мерзуга в Марокко я крайне неудачно упала с квадроцикла: налетела на клочок травы колесом, взлетела в воздух, как на трамплине, и ударилась о машину. На песок я приземлилась уже со сломанным в двух местах позвоночником. Очень повезло, что с нами была моя подруга с медицинским образованием. Она никому не позволила меня поднимать – и благодаря этому я сейчас хожу. Ребята съездили в лагерь, привезли кусок старого дивана и положили меня на него. Экстренного самолета в Мюнхен я ждала на этом диване в марокканском госпитале. На улице было 40°С, по комнате бегали крысы размером до середины щиколотки, все это при полном отсутствии обезболивающих – есть, что вспомнить. Затем через два дня в Германии меня прооперировали, вставили в позвоночник десять болтов и титановую пластину, которая их фиксировала. Потом я училась ходить заново и сидела на опиоидных обезболивающих.

Через месяц после выписки у меня случилось воспаление двух позвонков в местах, где стояли болты. Вторая операция, я продолжаю лежать в больнице, принимаю литры антибиотиков. Через две недели воспалительный процесс повторяется, и мне делают третью операцию, убирают болты. Лежу в больнице еще три недели, принимаю антибиотики. Вы должны понимать, что при таких ударных дозах препаратов организму приходится совсем не сладко. У тебя проблемы с ЖКТ, нет аппетита и сил, кожа покрывается прыщами, постоянно тошнит.

Но даже при этом я понимаю, что не могу принять свою травму. Я как человек с крайне активной жизненной позицией, успевшая подняться на самую высокую гору Португалии и спуститься в вулканы на острове Ява, на протяжении всего времени говорю себе:

«Окей, Женя, это такая небольшая временная трудность, мы немножечко приболели, но скоро вернемся обратно, скоро мы встанем, скоро все будет хорошо». Но этого не происходит.

После больницы я упорно не могла себе признаться в том, что жизнь изменилась, и так, как раньше, уже не будет. Иду гулять, но не могу ходить дольше десяти минут, устаю, болит спина, нужно посидеть. Что-то планирую, просыпаюсь и понимаю, что сил нет, дикая тошнота. От всего этого начинаю погружаться в депрессию. Вернее, я сейчас понимаю, что это такое. Тогда это просто упадок сил, отсутствие нормального сна и мысли в духе «да ладно, я не заслужила ничего лучшего». При этом я все же пытаюсь работать, хочу запускать свое производство комбинезонов, но что-то постоянно идет не так. Семь раз перешиваем тестовый образец, меня это расстраивает, начинаю думать, что иду не туда, это не мое. Своего рода отправной точкой стал момент летом 2019: я была в Москве, дома у своего предыдущего менеджера, легла на диван, смотрю в потолок, и слезы катятся по лицу. Тогда я четко поняла, что мне нужна помощь.

О работе с психологом

Приятельница порекомендовала мне психолога. Я ей написала, и все завертелось. Мы провели пробную сессию, затем она дала тесты, чтобы оценить мое текущее состояние. По итогам мне диагностировали глубокую депрессию – 34 балла по шкале Бека. Тревожность, нервозность и еще огромный букет из подобных слов, которые мне раньше были вообще не знакомы.

Мы продолжаем работать. Многие думают, что диалог с психологом – это такая коммуникация, когда ты рассказываешь, за что ненавидишь своих родителей и кто тебя обижал в детстве, и на этом все решается. Но это не так, мы общались по видеосвязи, и во время каждой встречи я рыдала, смеялась, настолько глубоко копалась в себе, что после было ощущение, будто я разгрузила вагон песка. Просто хотелось уснуть, уставала физически и морально. Но где-то после пятой сессии я начала постепенно приходить в себя, узнавать какие-то вещи, о которых раньше и думать не могла. Параллельно мы знакомимся с моим бизнес-партнером, он предлагает сделать курс по мобильной фотографии, у меня естественно сначала срабатывает синдром самозванца: «Да кто я такая, чтобы кого-то учить». Но мы доделываем курс, и круто его продаем: за неделю проект зарабатывает семь миллионов рублей. Я тогда думаю: «Ого, а так можно было?». И мы делаем второй курс о позировании.

При этом я вела свой блог, где была все той же Женей, которую привыкли видеть подписчики. Все это время скрывала свою депрессию, потому что стыдно же сказать: «Ну ребята, я все!». Но тут я вплотную подошла к своей проблеме, нужно было событие, от которого получится оттолкнуться. И я призналась во всем в блоге. Так и сказала: «Сейчас будет каминг-аут. У меня депрессия, все плохо». И ровно с этого момента очень полегчало. Здорово жить в облаке своих настоящий эмоций, не пытаться их скрыть.

И вот уже 2,5 года я получаю в директ сообщения от людей, у которых откликается моя история. Она дает им силы. Было очень много рассказов о серьезных травмах. У кого-то вообще проблемы не связаны со здоровьем, кого-то подставил муж. Просто события в жизни, которые выбивают почву из-под ног. И мой пример их вдохновил. Для меня это один из главнейших итогов моей жизни за этот период. Один из главных мотиваторов, почему я в блогинге.

Благодаря этой ситуации я в целом пересмотрела свое отношение к людям. Раньше, глядя на всех как бы со своей энерджайзерской позиции, думала, что люди часто ищут отговорки: «Нет сил, не могу, нет возможности». Такая позиция у меня всегда вызывала недоумение, хотелось сказать: «Давай вперед, что ты себе отмазки придумываешь!». Посмотрев на ситуацию с другой стороны, пережив сначала все эти травмы, больницы, восстановление, а потом депрессию, я начала понимать многих людей и осознала, какого уровня помощь в таких ситуациях нужна.

Не осуждать и обесценивать, не говорить: «Иди поспи, купи себе шоколадку, хватит ныть, вперед». Это так не работает, нужна очень большая поддержка, понимание, мотивация и психолог.

О физическом восстановлении после операций

В течение двух лет в моем позвоночнике была установлена титановая пластина. Из-за нее все тело перекосило, спина начала болеть, живот абсолютно не работал, я даже не могла его втянуть. Естественно, набрала вес. Все это мы прорабатывали с психологом: «Да, многое поменялось, но в твоих силах вернуть все обратно, не жди от тела сразу многого, главное, не критикуй его». С психологом удалось прийти к благодарности своему телу за то, что оно встало, за то, что я сейчас хожу, могу делать курсы, писать посты, вообще ходить по улице, радоваться жизни. Это очень сильно меняет твою голову. Когда ты начинаешь относиться ко всему с благодарностью, не зацикливаешься, насколько у тебя большой живот и руки, рыхлая попа и так далее.

Ты его не просто принимаешь вроде «ну, окей», ты ему благодарен, и это очень крутая установка.

После съемок нового курса, я посмотрела на себя на видео и поняла, что готова заниматься. Понимала, что стоит вернуться к тренировкам, и энергии станет больше. В Словении нашла тренера, специалиста по восстановлению после травм спины. Во время первой тренировки натурально рыдала после каждого упражнения, было тяжело осознать свой реальный уровень физической подготовки – тело как будто не мое. А потом случился локдаун, закрыли абсолютно все. Но тренер предложила продолжать заниматься в парке по три-четыре раза в неделю.

Сначала первые два месяца это были только упражнения со своим весом. Я стою у стенки, и надо просто держать определенным образом плечи, лопатки. Сейчас легко это показываю ─ меньше года назад не могла, плечи не выпрямлялись. Но уже через месяц тренировок, которые мне все еще местами казались странными, поняла, что выпрямляюсь, самочувствие лучше, энергии намного больше.

О питании

После начала тренировок поняла, что пришло время заняться своим организмом, который пострадал от антибиотиков. Я нашла нутрициолога в Испании, специалиста по интегративной медицине, чудом к ней попала. По ее рекомендации сделала много анализов и поняла, насколько все плохо. Начала питаться по протоколу: под запретом сахар (фрукты в том числе), глютен (хлеб, макароны), лактоза (молоко, йогурты, сметана и еще много всего). Это элиминационная диета, которая направлена на то, чтобы убрать из рациона все тригеры. И кишечник начал работать.

Хотя первое время такие ограничения чуть не стали поводом для второй депрессии. Все время после травмы еда была для меня мощным источником удовольствия (раньше таковым был спорт). А когда все оказалось под запретом, нужно было есть вареный говяжий язык, овощи, куриную печень, у меня случилась истерика длиной в пять дней и еще месяц эмоционально штормило. Но потом все более-менее стабилизировалось. Мы постепенно начали вводить какие-то продукты, сейчас можно есть глютен, но сахара по-прежнему в моей жизни нет (только голубика и малина). Когда ты каждый день видишь изменения, появляется бодрость. Я начала чувствовать вкус настоящей еды. Оказывается, цветная капуста реально может быть вкусной, если она подсолена и отварена правильно. Даже пельмени вкусные без майонеза и кетчупа, если они приготовлены дома. Пищевые привычки серьезно поменялись.

Об отношении к работе после травмы

После работы с психологом начинаешь много анализировать, прислушиваться к себе. Тогда появляются вопросы: «А нравится ли мне то, что я делаю? Или я хочу как-то по-другому?». Я учусь слушать себя, чтобы затормозить в нужный момент и сказать «я устала, я сейчас не хочу ставить какие-то трудовые рекорды, только потому что надо». Я научилась правильно делегировать, поняла, что лучше взять человека на дополнительную должность, и, да, заплатить ему деньги, чем перегружать себя. Один из важнейших инсайтов: настоящая роскошь не в том, чтобы заработать много денег и скупить весь ЦУМ, а в том, чтобы проводить свое время так, как хочется. Хочешь – лежать и смотреть сериалы. А хочешь – пойти гулять. Проводить время с семьей, близкими, иметь возможность видеть друзей, а не так что «подожди, я сейчас графики проверю. Вот, могу на седьмой пятнице девятого месяца пятнадцать минут с тобой посидеть». Для многих ведь настоящая роскошь – просто иметь хобби.

О правильных людях рядом

За это время я встретила много людей, которые буквально изменили мою жизнь: от своего партнера по бизнесу до специалиста по питанию. Но я не верю в то, что такие «ангелы-хранители» приходят случайно. Если лежать и слать запросы во Вселенную («Дай мне волшебный пинок, дай знак») или написать все это на плакате, ничего не сработает. Нужно искать, узнавать, копать. Психолог подошел мне не с первого раза, но вместо того, чтобы бросить, я пошла дальше. Я не просто выбрала тренера в зале, а нашла своего человека, с которым совпала энергетически.

Многие говорят, что меня очень поддержал муж. Это действительно так, и я ему очень благодарна. Но никак не умаляя его личных качеств, я понимаю, что в этом большая заслуга наших отношений, где есть доверие, взаимоуважение, поддержка, откровенность и открытость. Отношений, где никто ни над кем не доминирует, не подавляет, не главенствует, не диктует, не зажимает, не утаивает.

Достаточно трудно пройти такой период с любимым человеком, когда ты видишь его немощным, но в то же время это момент синергии. Ты смотришь на партнера и думаешь не просто «моя жена в больнице, как все плохо», а «мой лучший друг, мой партнер, моя женщина, мой любимый человек в трудном положении, я помогу ему». Это очень сильно.

Читайте также