1. ЗОЖ
  2. Психология

Выйти из нездоровых отношений: история нашей читательницы, которая столкнулась с абьюзом на карантине в чужой стране

Юлия Козолий
Юлия Козолий
01.06.2020

Тема домашнего насилия в условиях вынужденной изоляции обострилась во всех странах мира. Когда двое заперты в одной квартире, возможностей для контроля больше. А вот обратиться за помощью жертвам как раз сложнее. А как быть, если ты и сам до конца не понимаешь: рядом с тобой агрессор или просто нервничающий из-за общей ситуации, эмоциональный партнер? И что делать, если вы застряли с абьюзером не в России, а за границей? Разбираем такую ситуацию на примере истории нашей героини. По ее просьбе мы изменили имя.

О страхе оказаться в чужой стране с агрессором

Мария приехала во Францию к молодому человеку в начале февраля. Вскоре в стране объявили карантин, и девушка приняла решение не улетать и провести время с бойфрендом: «Никто из нас не думал, что это обернется длительным закрытием границ, но когда авиасообщение прекратилось, я начала нервничать. Мы договорились, что я вернусь ближайшим рейсом домой. Молодой человек не был против, на тот момент у нас все было хорошо».

Но когда пара начала жить вдвоем в небольшом городке, начались проблемы.

«Из-за сокращения рабочих часов молодой человек стал много времени проводить дома. В один из дней, когда я проходила онлайн-курс, он вдруг начал мешать мне заниматься. Сначала громко играл на гитаре, а когда я ушла в другую комнату, выключил wi-fi, сказав, что все это мне вообще не нужно. Затем он забрал sim-карту, а когда ему не понравилась моя реакция, объявил, что если сейчас уйду из дома, то обратно уже не попаду.

У меня был опыт конфликтов в этих отношениях, я знала, что ссору лучше не затевать. Год назад мы были в похожей ситуации: он крушил комнату и не выпускал меня. Тогда я собрала вещи и улетела в Москву, а он начал писать, извиняться, говорил, что это не повторится, он будет работать над собой, винил во всем жестокого отца и не сложившиеся отношения в прошлом, признал, что был груб с бывшей девушкой, искал психолога, собирался наладить отношения с отцом. Тогда все эти аргументы сработали.

В этот раз я пыталась наладить отношения, задавала вопросы, говорила, что если ко мне есть какие-то претензии, их лучше озвучить сейчас. Но в ответ слышала только короткое «не хочу с тобой говорить» либо длинный монолог с передразниваниями и неконструктивной критикой. Еще он мог резко перестать говорить со мной по-английски, полностью перейдя на беглый французский, который я понимаю хуже. На мое «не понимаю» получала только «твои проблемы».

В доме была напряженная обстановка: если шла в спальню – он шел за мной, шла спать в гостиную, он – следом, ничего не говоря. Это было страшно: не трогает, но при этом не упускает из вида. Полночи я не могла уснуть, а утром все вдруг как ни в чем не бывало: предложение погулять с собакой, словно ничего не случилось. Это было странно и усиливало чувство беспокойства: когда в паре нормальные отношения, конфликт переживают оба, пытаются восстановиться, обсудить».

Мария объясняет, что эта ситуация стала для нее еще одним сигналом – отношения нужно заканчивать: «Я выбрала путь не провоцировать человека и просто дожидаться своего рейса. Уже тогда решила, что у этих отношений нет будущего». 

19 мая был эвакуационный рейс, на котором Мария улетела домой в Москву: «До отъезда все было нормально, рядом со мной снова оказался заботливый, любящий, харизматичный парень, который приносит домой пирожные, прежде чем уйти на работу. Это была привычная история, все как и в прошлый раз. У меня не было ни сил, ни мотивации выяснять отношения, обсуждать случившееся, в голове все решено, нужно лишь дождаться рейса. Молодой человек воспринимал мое желание улететь адекватно. Он видел, как сложно найти свободный рейс, нужно было по сто раз отправлять одну и ту же информацию то в посольство, то в министерство иностранных дел – это был целый квест. Наконец я нашла самолет, который улетал через неделю. До вылета никаких конфликтов у нас не возникало, и расстались мы в нормальных отношениях».

Почему готова снова простить 

«Пока я была во Франции, то, конечно, не знала, чем все закончится: не исключала и агрессии, поэтому решила, что если что-то еще раз произойдет, то пойду к полицейским, которые дежурили недалеко от дома, – рассказывает Мария. – На крайний случай думала обратиться к нашим общим друзьям. Верила, что они придут на помощь, хоть и понимала, что таким моего молодого человека они никогда не видели: он, как говорится, «душа компании», такие люди проявляют агрессию только за закрытыми дверями. Моя история стала известна благодаря проекту «Ты не одна», где ее впервые опубликовали. Там было много комментариев и среди них – рекомендация обратиться в службу помощи женщинам, подвергшимся насилию. Они есть во многих странах, я выучила французский номер организации». 

Когда Мария прилетела домой, она позвонила бойфренду, все объяснила, предложив расстаться. Он извинился, сказал, что все понимает и попросил остаться приятелями:

«Сначала я почувствовала большое облегчение, меня устраивал такой вариант, но сейчас понимаю, что нужно было ставить точку, потому что история повторяется: он пишет длинные сообщения с извинениями за каждую ситуацию, обещает исправиться. Я же пытаюсь найти силы, чтобы его заблокировать и забыть об этих отношениях, но буду честной, где-то в глубине хочется дать ему шанс. Умом понимаю, что из этой ситуации нужно выходить с психологом, потому что в противном случае все останется, как есть. Здесь играет роль и расстояние: обстановка поменялась и плохие моменты сгладились, хоть это и не оправдывает его».

На вопрос о том, когда Мария впервые начала замечать за молодым человеком агрессию, девушка отвечает: практически сразу, но на тревожные звоночки не хотелось обращать внимание.

«Сначала все было очень хорошо, но сейчас, анализируя события, вспоминаю, например, что чрезмерное внимание и заботу я списывала на то, что просто не привыкла к такому обращению, что это здорово, и просто в какой-то момент отпустила свое недоверие. На агрессивное вождение также закрывала глаза. Два года назад я уехала от него в Москву, где в это время проходил чемпионат мира по футболу, мы много гуляли с друзьями по городу, и молодой человек начал проявлять очень сильную ревность. Было неприятно, но потом он объяснял все опытом неудачных отношений, в которых девушка ему изменяла, и обещал измениться. В связи с этим хочу посоветовать девушкам всегда слушать интуицию: если вы чувствуете, будто что-то не так, это неспроста. Не могу сказать, что игнорировала все эти «звоночки», но хорошего в наших отношениях было немало, поэтому я думала, что придираюсь к человеку, что надо разговаривать, проявлять эмпатию».

О страхе рассказать о проблеме

«Даже сейчас, после случившегося, чувствую вину за то, что дала человеку второй шанс. Это одна из причин, по которой я боялась предавать огласке эту ситуацию. С одной стороны, в минуты гнева и обиды хотелось кричать на весь мир и делать это не анонимно, чтобы люди понимали, что такое случается и это не просто истории из интернета. А с другой стороны, я, как и многие девушки, боялась осуждения: и так чувствую себя жертвой, зачем мне еще критика, которая непременно будет».

Так и получилось. Когда историю впервые опубликовали в группе поддержки «Ты не одна» – что важно, специализированной площадке, – было очень много слов поддержки («и они очень помогли»), но были и комментарии в стиле «с первых строк мы слышим оправдание, границы открыты, можно улетать», «она терпит, значит, ей нравится», «наверное, он за нее платит…».

Мария говорит, что отчасти была готова к подобному: «Я и сама могла рассуждать так, пока не столкнулась с агрессией. В моем окружении так или иначе были девушки, которые пострадали от морального или физического насилия. Я предлагала им помощь, но, как и у многих, у меня была такая реакция на эти истории: «он, конечно, не прав, и это ужасно, но ты же не уходишь», «я его не оправдываю, но все вопросы к тебе». Сейчас понимаю, что многим даже рассказать об этом тяжело.

Агрессию нельзя ничем оправдать, выходить из ситуации нужно с помощью специалистов, не боясь погружаться в специальную литературу. На данный момент я прочитала две книги и некоторые моменты в них были реально страшными, потому что описывали то, что было в моей жизни. Я читала и постоянно кивала: «да, такое я проходила», «да, и это было». Выйти из токсичных отношений нелегко, и слова поддержки и эмпатия очень помогают».

Что делать, если стал жертвой насилия?

Написать заявление в полицию. Если реакции нет, написать жалобу начальнику отдела или управления – вплоть до министра МВД. Если и это не помогло, отправляйте документ в прокуратуру, сославшись на бездействие органов. Если здоровью причинен вред, можно обратиться в суд.

Также стоит обратиться в кризисные центры, где окажут и психологическую, и юридическую поддержку.

Центр «Насилию.нет»: 8-800-7000-600, www.nasiliu.net;

Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры»: 8 (499) 901-02-01, www.sisters-help.ru;

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 700-06-00, www.anna-center.ru;

Сеть «Ты Не Одна» для помощи женщинам, которые уже столкнулись с домашним насилием, и для предотвращения возможных случаев насилия: www.tineodna.ru;

Центр поддержки детства и материнства в кризисных ситуациях (оказание помощи одиноким матерям) «Свет Надежды»: 8 (952) 226-63-13, www.svet-nadezhdi.ru;

Телефон доверия экстренной психологической помощи: 8 (495) 575-87-70;

Психологическая помощь женщинам, оказавшимся в трудных ситуациях: 8 (495) 282-84-50.

ВАЖНО! 

Если у вас нет возможности открыто обратиться за помощью, позвоните на горячую линию бренда Mixit и под видом заказа косметики произнесите кодовую фразу «фиолетовая лента». Так оператор поймет, что вы попали в беду. Он задаст вам наводящие вопросы, на которые можно ответить односложно да-нет, и при серьезной опасности вызовет полицию или передаст данные в центр «Насилию.нет».

Горячая линия Mixit: 8 (800) 550-98-70

Еще по теме 

Ударил? Сама виновата! Почему думать так опасно и еще 6 вопросов о том, из-за чего от тиранов не уходят

Читайте также